Часовня Сaнт Шапель. Святая Часовня

Sainte-Chapelle

остановка Châtelet, линии № 1, 4, 7, 11, 14, пересечь Сену по мосту Менял и идти по Дворцовому бульвару до проходной.

Остановка Cité, линия № 4, повернуть направо и дойти до Дворцового бульвара.

Святая часовня и дворец правосудия

Святая Часовня построена в апреле1248 года по проекту Пьера де Монтрёй для Людовика IX Святого. Здание выполнено в готическом стиле. На витражах, часть которых относиться к XIII веку, изображена история человечества от сотворения мира до искупления грехов вдоль нефа и нового завета на абсиде. Наряду с собором Нотр-Дам Святая Часовня остается самым старым памятником на острове. Часовня была построена для хранения Тернового венца, части креста и других христианских святынь, привезенных со святой земли. Реликвии хранились в большой раке из серебра и позолоченной меди, которая впоследствии была расплавлена во время революции (что еще можно было ожидать). Уцелевший Терновый венец был передан в 1804 году епископу Парижа. Строительство произошло очень быстро по тем временам.

35 метров в длину, 17 в ширину и 42,5 в высоту, часовня состоит из двух залов. Нижний предназначался для прислуги. Это очень низкий зал с толстыми стенами и сводчатым потолком. Верхний этаж для короля и приближенных был доступен с галереи, идущей прямо из королевских покоев. Никогда ранее еще не создавалась подобная структура. В ней практически нет ни стен, ни контрфорсов в их традиционнос понимании. Для верхнего зала были использованы железные стяжки для максимального освобождения стен для витража, а то что должно быть стенами и контрфорсами похоже на толстые колонны. Поверхность каждого окна 70 квадратных метров. После перезда короля Карла V и двора в Лувр во дворце на острове остались административные и судебные структуры. Постепенно часовня утонула в различных зданиях и теперь практически не видно нижнего зала. А раньше, когда она стояла посреди дворцовой площади, солнце освещало неф через бесчисленные витражи с утра до вечера. Зрелище должно было быть незабываемым. Стрела была деревянная и заменялась много раз, примерно раз в сто лет. В 1793 ее снесли, а в 1853 возвели бронзовую.

Это практически единственное сооружение Людовика Святого, сохранившееся до наших дней. Она едва не сгорела в 1640 году и чудом уцелела во время революции. В ней был устроен архив, что было гораздо лучше, чем склад пороха или товаров.

И лишь король Луи-Филипп спас часовню от полного упадка, так как любил готическую эпоху. В 1845 году архитекторы, среди которых был знаменитый Виоле ле Дюк, начали восстановление. Декор внутри не уцелел, кроме редких фрагментов, по которым и были расписаны все междуоконные пространства. Что касается скульптур, то это очень тонкая резьба растительных элементов, птиц, зверей, апостолов и других персонажей. Четыре апостола оригинальны, остальные восстановлены из уцелевших фрагментов.

Санский особняк


Hôtel de Sens

метро № 7 остановка Pont-Marie, налево от реки сад особняка и вдоль по улице Hôtel de ville.

Особняк Санских архиепископов это один из немногих средневековых гражданских памятников, который неплохо сохранился, хотя и «слишком зареставрирован» в XIX веке. Здание сильно выделяется из окружающей застройки. Какие разные люди в нем жили, от набожных служителей церкви, любвеобильной королевы Марго и до обычных парижан позапрошлого века. В 1961 году библиотека Форне переехала в стены особняка, где и находится сейчас. Попробуем посмотреть, как развивался во времени и пространстве этот памятник, который является настоящей жемчужиной старого Парижа.

Пока Париж не был отдельной епархией, архиепископы наезжали сюда ненадолго, но часто. Они были личными советниками королей Франции. Центр архиепархии находился в Сансе практически с самого начала христианизации французских земель. В 1296 году архиепископы купили особняк, оказавшийся потом включенным в ансамбль королевского дворца Сан-Поль неподалеку. Карл V подарил им взамен дом Жана д’Эстомениль. Девятый по счету епископ Тристан де Салазар был поклонником искусства и не мог смириться с жизнью в обветшалом доме. В 1475 году он снес старое здание и возвел себе великолепную резиденцию, которая и сохранилась до наших дней. Сам он не увидел здание законченным, так как умер раньше. Особняк несет в себе смесь готических черт, смешанных с французским ренессансом (он сильно отличается от итальянского). В этом он схож с музеем Клюни, да и построен в то же время. Хотя особняк находился внутри крепостных стен, по углам он имел и сохранил сейчас башенки – удобные наблюдательные пункты.

В 1528 году именно в этом особняке съезд епископов осудил Лютера и его учение, хотя это не остановило развитие протестантской религии.

В 1605 году Генрих IV попросил тогдашнего епископа Рено де Бона сдать ему особняк, чтобы поселить в нем свою бывшую супругу Маргариту Валуа. Де Бон был знаменитый человек, он служил шести королям и двум династиям: от Франциска I и до Генриха IV. Что касается самой королевы: она слыла красавицей и умницей, но это было давно. В 1605 году ей было пятьдесят два года, она облысела, растолстела и пострашнела. Несмотря на это поклонников у нее было предостаточно. Марго коллекционировала пряди волос своих любовников, делая из них парики, чтобы заодно скрыть свою лысину. Она же начала наносить толстый слой пудры, чтобы замазать морщины. Этот «вирус» передался другим модницам, не желающим мириться с возрастом. Про экстравагантную личную жизнь Марго ходили легенды и анекдоты. Сам бывший супруг Генрих советовал ей «не путать ночь с днем и день с ночью». Прямо напротив ворот особняка росло роскошное фиговое дерево. Оно мешало карете Марго маневрировать и было срублено. Фига исчезла, а название улицы пережило всех. Сейчас вдоль всей улицы и в скверике полно фиг. Проживание королевы Марго в отеле было совсем недолгим, чуть больше года, и закончилось кровавой сценой. Один из любовников был убит другим, когда сама она возвращалась из церкви. Виновник лишился головы, само собой, но Марго не смогла больше жить в особняке. Сам вид дома постоянно напоминал ей о трагедии. Она построила себе дворец на том месте, где теперь стоит колледж четырех наций Мазарини, напротив Лувра, там она и закончила свою жизнь.

После такой знаменитой обитательницы особняк сдавался в наем до самой революции. С 1624 до 1628 года отель использовался как место для общественных собраний. Затем он сдавался частным высокопоставленным лицам. В1689 году в нем находилась каретная контора «междугороднего сообщения», но без права перестраивать помещения, оставляя их пригодными для жилья. В начале XVIII века здание было уже ветхим. В середине этого же века, после ухода дилижансов в другое место, помещения начали разделять на более мелкие квартиры, а в подвале обосновался винный погребок. В революцию, как известно, церковь была признана вне закона. Особняк был реквизирован, но так как он уже был занят обычными постояльцами без родословных и титулов, ничего особенного в его судьбе не произошло и здание избежало участи многих других, погибших в водовороте революций. Если бы архиепископы продолжали жить в особняке, его бы постоянно переделывали, чтобы угодить моде и вкусам каждой эпохи, а так, благодаря сдаче в наем помещений, никаких серьезных перестроек не было и здание сохранилось в своем более или менее первоначальном виде.

С 1810 года в доброй части особняка устроилась транспортная фирма Галуа, где можно было поменять лошадей и даже переночевать. Оставшиеся помещения продолжали сдаваться разношерстной публике. Комнаты с окнами или без, с камином или без. Как в любом крупном городе главной проблемой является жилищный вопрос. В здании жили и работали барахольщики, писатели, шляпники, архитектор, прачки, фабрикант геодезических инструментов и даже изготовитель варений. В самом конце XIX века в особняке размещался заводик по производству продовольственных консерв. И это еще не полный список.

В 1836 году вдова Галуа продала свою часть помещений некоему негоцианту Леруа. Его потомки продали особняк городу в 1911 году. На этот момент в особняке, кроме 70 постояльцев было два магазинчика, стеклодувная мастерская и небольшая синагога. С 1911 года в жизни отеля началась другая эпоха.

Настало время рассказать собственно об архитектуре особняка де Санс. Планов и внешнего вида времен строительства не сохранилось. Первое изображение относится к XVIII веку. Это рисунок с высоты птичьего полета. В это время здание было уже старым и потрепанным. Тем не менее его основные черты мало изменились.

С перекрестка улиц находится центральный вход как для карет, так и для пешеходов. Что было интересного над воротами, там в пустом тимпане? В нем находился барельеф, изображающий три герба. Наверху был герб с тремя лилиями — королевский герб, окруженный шлемом и символикой святого Михаила. Чуть ниже слева находился герб санской архиепархии. На нем были изображены четыре епископских посоха. Из-за щита, который держат два ангела выглядывает крест, увенчанный епископской тиарой. Третий герб справа был личным гербом Тристана де Салазара. Его изображение сохранилось на окнах на крыше.

Конечно во время революции все геральдические знаки на портале были уничтожены. Надо сказать, что некий Амейон, которому Ассамблея поручила проследить, чтобы сохранить кое-какое наследие, попытался воспрепятствовать уничтожению этих барельефов. Он мотивировал свой протест тем, что этим изображениям более 300 лет и они принадлежат не современности, а истории нации. Его попытка, как можно констатировать, не увенчалась успехом и вся геральдика была сбита. Рядом с воротами находится калитка, ее тимпан также был украшен. Войдя под свод, поднимите голову. Это типичный и скромный готический свод, только в церкви он находится слишком высоко, чтобы видеть детали.

Через ворота попадаем в треугольный в плане двор. Домашняя часовня выделялась посередине замыкающего фасада прямо напротив ворот. Она исчезла, остался след в виде полностью замурованного участка между двумя окнами внизу, а также заложенной стрельчатой арки на этаже. А вот башенка в углу сохранилась. В ней находится винтовая лестница, типичный вариант для средних веков и раннего возрождения.

двор. На фасаде видны следы от часовни

В XIX веке двор был полностью перекрыт, для чего в стены были вмонтированы несущие балки. На момент инвентаризации 1790 года было отмечено, что помещения на этажах поделены на более чем 15 квартир, сад в запущенном состоянии. Через несколько лет жильцы предприняли попытки засадить сад фруктовыми деревьями, все партеры (узоры из мелкого зеленого кустарника) были уничтожены.

Фасад особняка со стороны сада

Сколько издевались над зданием, можно найти в архивах. Но очень знаменитые люди выступали в защиту памятника. Он уже в 1865 году он был занесен в списки памятников культурного наследия. В 1842 году Виктор Гюго, в 1847 организация «Друзей парижских монументов», в 1887 Шарль Гарнье (автор Оперы и председатель вышеуказанной организации) протестовали против деградации здания. Все эти ходатайства и протесты привели к покупке памятника муниципалитетом в 1911 году. Тем не менее на этом его мучения не закончились. В нем был пожар, а в 1914 году по адресу числился склад угля.

В 1916 году один журнал описывал так состояние отеля: двери современной конструкции, что чрезвычайно вредит общему облику; согласно постановлению, застекленный двор был демонтирован; на месте часовни находится фреска; крыши были покрыты в гармонии со старыми изображениями. Тем не менее в связи с жилищным кризисом, квартиры все еще сдавались. В 1927 году один из потолков обвалился, ранив пятерых жильцов. Только этот инцидент заставил полностью эвакуировать особняк. В него завезли часть городских архивов и стали размышлять, что делать дальше. По подсчетам на реставрацию должно было уйти более 3 миллионов франков, в начале работ сумма увеличилась до 8. Пришла война, а после нужно было уже спасать то немногое, что удалось сделать до войны. Сад был восстановлен в 1955-1957 года в стиле итальянского ренессанса по образу садов XVI века. В конце концов 20 июня 1957 года реставрация была закончена и памятник сдан в эксплуатацию. Уф… Вся «багатель», как говорят французы, обошлась уже не в 3, а в 94 миллиона франков и длилась 30 лет.

Когда солнце освещает окна, хорошо видна структура мелких стекол, на манер пчелиных сот. В то время остекление могли себе позволить только очень богатые люди. Прокатного стекла, понятное дело, не существовало. Выдувались шары или цилиндры, которые затем резались на более мелкие куски. Каждый кусок имел, соответственно, легкую выпуклость, но вмонтированные в свинцовую оправу, бочок к бочку, они давали плоскую поверхность окна. Техника та же, как всем известные витражи в церквях. Еще на одну деталь хочется обратить внимание – на решетки на окнах. Посмотрите, каким образом решено перекрещивание прутьев. Свинцовая проволока сплетает их и закручивается в милую розочку. Казалось бы мелочь, но какая любовь к детали.

Когда вы стоите напротив ворот, но на другой стороне перекрестка, поднимите глаза на угловую башенку. На стене рядом с ней вы увидите круглую черную выпуклость. Во время боев в течении «Трех Славных» в июле 1848 года (революция, свергнувшая Карла X) шальное ядро влепилось в стену, да так там и осталось. Там и дата выбита на память.

инкрустированное в стене ядро

С 7 апреля 1961 года в санском особняке расположена библиотека Форне, специализирующаяся на изящных искусствах, индустриальной технике, связанной с искусством и архитектурой. Самюэль – Эме Форне был парижским промышленником. Он завещал городу сумму в двести тысяч франков для обучения юных умельцев. В 1883 году муниципалитет создал библиотеку, чтобы студенты могли читать на месте, изучать макеты или даже брать книги на дом. Успех библиотеки был таким, что школьный этаж, где хранились документы, оказался недостаточным и отель де Санс оказался идеальным местом для размещения всей документации и читальных залов.

санский особняк ночью

Мост Святого Михаила — Pont Saint-Michel

Мост Святого Михаила.
Pont Saint-Michel

Остановка Saint-Michel линия метро № 10 и RER B, C.

К строительству первого моста муниципалитет привлек бродяг, бездельников, азартных игроков. Видимо поэтому мост строился довольно долго. В 1378 году начали и тянули целых девять лет. Имена, которые он носил это Новый, Малый Новый и наконец святого Михаила. Сейчас мост и одноименная площадь составляют единый архитектурный ансамбль, очень популярный среди молодежи, ведь рядом латинский квартал. А если вам надо купить книгу, неважно какую, не стоит стаптывать ноги, бегая по городу. Здесь есть все! Откуда взялось название? Вся часть острова от стрелки и до улицы, соединяющей мосты св. Михаила и Менял, раньше была резиденцией королей. Когда-то недалеко от нашего моста на дворцовой территории стояла часовня святого Михаила, в которой крестили 23 августа 1165 года будущего короля Филиппа-Августа. Крестил его Морис Сюлли, епископ Парижа и основатель современного Собора Парижской Богоматери. Сан Шапель, которая стоит сейчас, появилась только через сотню лет.

Мост снят зимой. Спуск к воде подтоплен паводком

С XIV по XVII века на месте современного моста стояли разные деревянные, не выдерживавшие зимних наводнений. По традиции на мосту ставили дома. В них проживали и работали красильщики, брадобреи, продавцы книг. Николай Фламель сам имел питейную лавочку на этом мосту. В 1407 мост был сломан льдом и восстановлен в 1416 году с 32-мя деревянными бараками. 9 декабря 1547 года ночью какие-то корабли столкнулись с опорами моста, мост развалился и 17 человек погибло. Востановление было поручено Делорму, любимому архитектору Екатерины Медичи.

Если смотреть на старые гравюры, то можно различить конструкцию любого моста. Деревянные опоры загонялись в грунт на дне, от них, как крупные ветви, отходили вбок наклонные балки и так далее вплоть до самой структуры полотна. Часто вся несущая конструкция не была защищена от перепадов воды, обледенения или пересыхания. Износ дерева был очень быстрым. Никакая гудроновая пропитка не могла спасти мост от механических повреждений, только замедляла гниение древесины. Иногда несущие конструкции облицовывались опять таки деревом, что в конце концов не было спасением. А еще сверху были нагромождены дома так, что непонятно было, на твердой земле ты находишься или пересекаешь реку. Упорство парижан не поддается здравому смыслу. Любовь загромоздить любой уголок доходит до абсурда. Каждый год какой-нибудь из мостов уходил под воду, унося людей, скарб, товары. Так нет же, люди возвращались, наживали добро заново и со страхом ожидали следующего паводка. Пришлось ждать XIX века и жестких мер, чтобы наконец люди позволили реке свободно течь.

30 января 1616 года и мост Делорма не выдержал ледохода, лед унес несколько домов и несколько человек. Был построен каменный мост из 4 арок, выгнутый в средней части. Две более высокие и широкие арки стояли над водой а две низкие уже над набережными. Над средней опорой в нише стоял полурельеф Людовика XIII на лошади, на других – дева Мария и святой Михаил (все это уничтожили во время революции). Общая ширина была 25 метров. Но учитывая симметричную застройку, проход составил чуть более семи метров. С моста на набережную, можно было спуститься по лестнице, приблизительно, как сегодня. На этот раз на мосту продавали мыло, парфюмерию, шляпы и опять книги. В середине XVIII века дома настолько обветшали, что по королевскому приказу их должны были снести. Но приказ не был приведен в исполнение. В 1831 году в одной из мансард возле моста жила еще мало известная и небогатая Жорж Санд. Здесь она написала Индиану. От построек мост был очищен только в 1808 году.

Во время разбивки широких улиц при градостроительных работах Османа оказалось, что мост не попадает в линию площадей св. Михаила, Шатле и дворцового бульвара. Осман был жестким человеком и не любил подстраиваться под ситуацию. Таким образом старый мост был заменен современным и встал в нужную Осману позицию. Камни со старого моста пошли на строительство нового. Такой же рисунок и те же инженеры, что строили мост Менял. Его строительство заняло всего 8 месяцев. Буква N, что можно видеть на вензелях парижских мостов, означает Наполеона III, а не его дядю Наполеона Бонапарта (иногда я такое слышу и читаю на подписях к фотографиям) и все мосты, на которых можно видеть этот символ, построены во второй половине XIX века, а не в начале.

Одна смешная история, связанная с мостом святого Михаила. Один итальянец влюбился в молодую женщину, гулявшую с младенцем. Она жила то ли на мосту, то ли рядом. Для приворота ведунья потребовала молока красавицы. Служанка, после того, как ухажер попросил сдоить несколько капель молока у хозяйки, призналась ей в готовящемся преступлении. Хитрая женщина дала молока, надоенного у … своей козы. Приворот сработал на все 200 %. Коза преследовала горе-любовника повсюду, бодая его рогами и покусывая. Вся округа падала с ног со смеху. В конце концов козу изолировали, а осрамленному итальянцу пришлось уехать в Италию.

Институт Франции — Institut de France

Институт Франции
Institut de France, N° 23 quai de Conti.

Линия метро 1, станция Louvre-Rivoli, пройти вдоль Колоннады Лувра и пересечь Сену по пешеходному мосту (pont des Arts).

Линии метро 4 и 10, станция Odéon, пройти по всей улице Mazarine до Сены.

Линия метро 4, станция St. Germain-des-Près, спуститься до Сены по ул. Bonaparte.

Линия метро 10, станция Mabillon, по ул De Buсi дойти до ул. De la Seine и пройти до Сены.

Институт Франции находится в очень красивом месте. Прямо от полукруглой площади через Сену перекинут мост искусств (Le pont des Arts) или как его многие называют мост влюбленных. Напротив Института раскинулся Лувр, а по правую сторону — Новый мост, что связывает оба берега и остров.

6 марта 1661 года незадолго до смерти кардинал Мазарини завещал построить Колледж четырех наций и детально расписал его организацию. В подражание Ришелье, могила которого находится в часовне Сорбонны, он завещал, чтобы его останки покоились в этом колледже. 60 студентов из 4 провинций, присоединенных к территории Франции во время его правления, должны были обучаться бесплатно. Чтобы каждый светлый ум мог послужить отечеству, невзирая на финансовое положение семьи. Речь велась о семьях благородных, но обедневших. О крестьянских детях речи не велось в то время. Мазарини оставил четыре миллиона ливр на строительство и 67 тысяч ливр ежегодно на функционирование и стипендии. В декабре того же года Кольбер предложил место напротив Лувра на месте Нельской башни, на самой границе города в то время.
Проект был одобрен Людовиком XIV. Здание колледжа было построено в 1662-1667 годах архитектором Луи Лё Во. Оформление интерьера а также завершение купола выполнено Франсуа д’Орбэ. Центр занимает часовня, в которой стоит мавзолей Мазарини, хотя само тело в нем никогда не лежало. От часовни здание развивается дугами в сторону реки и заканчивается квадратными флигелями.  Интересна конструкция золоченого купола – она круглая снаружи, но эллиптичная внутри. Крытая колоннада по периметру здания по началу служила для лавочников, тех самых, что сейчас имеют постоянные коробки, закрепленные на парапетах набережных.

Мазарини имел огромную по тем временам библиотеку – 40 тысяч томов. Эта библиотека, а также часть королевской были перенесены в новое здание  и открыты для публики два раза в неделю. Сейчас количество томов доходит до полумиллиона как печатных так и рукописных. Надо сказать в заслугу Мазарини, что его библиотека стала первой публичной во Франции. Колледж был открыт в 1688 г и работал как учебное заведение до 1791 года. Для связи с историей: в 1791 году во Франции была принята конституция, а семья короля Людовика XVI была арестована.

В 1805 году указом Наполеона здание перешло Институту Франции, объединив под своей крышей все существовавшие уже тогда 5 академий. Интерьеры колледжа были переделаны под нужды Института архитектором Антуаном Водуайе. В частности, часовня была трансформирована в праздничный амфитеатр, мавзолей Мазарини там так и стоит. До 1805 года Академии располагались в Лувре, по соседству с художниками, скульпторами и печатниками. Постепенно к первоначальному корпусу были добавлены новые пристройки с залами для текучих заседаний и рабочие кабинеты. Если посмотреть на план Института, то можно сразу заметить, какие здания появились позже. В XVII веке архитектора просто не могла посетить мысль построить нечто несимметричное в плане или на фасаде, таковы были архитектурные принципы.

Сегодня в Институте Франции размещается Французская Академия, Академия литературы, Академия наук, Академия изящных искусств, Академия политических и нравственных наук. Французская Академия самая старая, она была создана в 1635 году кардиналом Ришелье для объединения и развития французского языка для всех. Как в любой многонациональной стране, во Франции существовали и сейчас существуют разные наречия и языки, не всегда понятные для уроженца другой местности (бретонский, овернский, беарнский и другие).  По-французски это называется patois, хотя это слово несколько неуважительно к местным языкам. Во время революции слово академия было не в чести, слишком оно пахло старым режимом и аристократией. Поэтому и назвали Институтом. В самом здании колледжа была тюрьма во время Террора, потом другие учебные заведения и только в 1805 году Институт.

В Академиях ограниченное количество кресел, то есть мест.  Новый академик выбирается только тогда, когда одно из кресел освобождается. Исключение составляет Академия наук. Когда ученый достигает 80 лет, он становится почетным членом со всеми правами, а на его место выбирается новый. Необязательно быть французом, чтобы быть избранным в Академию. В кресле отказывали несколько раз Лафонтэну, Бальзаку, Дюма, Золя. Некоторые сами отказывались, такие как Декарт, Паскаль, Дидро, Мальро и де Голь. Академиков еще называют «бессмертными» immortels. Наполеон Бонапарт тоже был членом академии, когда был консулом. Именно поэтому он всю жизнь принимал активное участие в судьбе Института. Во время египетской военной компании он создал выездную ученую группу, благодаря которой осталось подробное описание всех находок. Именно с этого времени сабля стала обязательным атрибутом униформы. Академики носят черные мундиры с вышитыми зеленым и желтым лавровыми ветвями. Так как академики были не совсем государственными чиновниками, поэтому золото и серебро в вышивке отсутствуют.  К мундиру должна быть приложена сабля, впоследствии замененная тростью. Сабля дарится новому члену во время торжественной церемонии. Униформа существует со времен консулата (конец XVIII века). Сейчас в Академию принимают и женщин. Женщина-академик не обязана носить саблю или трость и ее костюм, конечно, немного изменен, но узнаваем. За время существования института его «бессмертными»  стали более 700 заслуженных умов Франции, которых знают и в России: Мольер, Вольтер, Расин, Лафонтен, Гюго, Пастер, Мирабо, Шарль Перро, Дюма-сын, Моруа, Кокто, Кусто, Дрюон и другие.

7 октября 1896 года Император Николай II с императрицей Александрой были почетными гостями на заседании Академии. Во время этого визита во Францию императорская пара заложила первый камень моста Александра III.

Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

Несмотря на то что сама базилика построена относительно недавно, всего 100 лет назад, история места уходит глубоко в века и глубоко вглубь самой горы. Начнем с того, что гора Монмартр это самое высокое место в городе – 126 метров. Сама гора сложена из знаменитого парижского гипса, который добывался издавна, она изрыта изнутри как швейцарский сыр. Еще до прихода римлян возвышенность использовалась для культовых действий, в ней найдены захоронения. Чтобы добраться до белоснежной базилики, украшающей самую высокую точку города, нужно разобраться, каким образом это место заслужило такое внимание.

Базилика Сакре Кёр Basilique Sacre-Cœur

Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

Что касается названия горы, есть три версии. Две относятся к римскому времени. «Monte Mercore», от храма, посвященного культу Меркурия и «Mons Martis» для культа Марса. Третья версия относится уже к христианскому периоду. Рим послал трех миссионеров в 250 году, чтобы обратить в веру народы, живущие в Галлии. Но в Лютеции, так Париж тогда назывался, их схватили, хотели заставить отречься от новой на тот момент веры, но ничего не добились. Казнь должна была произойти на языческом святилище, то есть на «Monte Mercore». У Дионисия была отрублена голова. Он встал, взял свою голову, отмыл ее от крови в источнике и пошел далее на север. Там, где он упал, впоследствии поставили базилику Сан-Дени (усыпальница французских королей) и вокруг вырос одноименный город. А на месте казни возникло аббатство. Сама гора названа «Mons Martyrum», упрощенно Монмартр. Вот такая легенда, а что было на самом деле, кто его знает? Были найдены захоронения времен меровингов, первой королевской династии, которые церковь признала могилами святых, чтобы поднять популярность и посещаемость.

В VI веке на вершине горы появился хутор с часовней и кладбищем. В 1096 году гора стала зависимой от городского монастыря св. Мартина, а через сорок лет отделилась в самостоятельное аббатство при поддержке королевы Аделаиды Савойской. Аббатство страдало и во время столетней войны и во время Лиги. Генрих IV любил это место. Как любая возвышенность, открытая всем ветрам, гора была покрыта ветряными мельницами, одна из них до сих пор стоит (moulin de le Galette). На самой верхушке стояла церковь святого Петра. Она стоит там и сейчас, но современная базилика Сакре Кëр затмевает ее своим великолепием. В этой церкви стоят колонны, взятые из упомянутых ранее римских храмов, что делает ее самой старой из всех церквей. Церковь святого Петра была освящена 21 апреля 1147 года в присутствии очень значимых персон – королевы Аделаиды и ее сына Людовика VI (прозванного Толстым), Папы Евгения III, святого Бернара (основателя одноименного монашеского ордена) и аббата Клюни. За время столетней войны количество монашек уменьшилось до 6. Говорят, что Жанна д’Арк во время осады Парижа часто приходила молиться в монастырь. В 1429 году ее войска стояли в местечке Ля Шапель, долина между горой Монмартр и горой Шомон (Лысая гора, где сейчас разбит парк Buttes Chaumont). В 1439 году, когда зимой голодные волки заполонили все окрестности в поисках еды, монастырь полностью опустел. Несмотря на существование в следующие века, монастырь никогда больше не имел какого-либо веса в религиозной жизни. Революция и запрет на религию положили всему конец.

В 1814 году русские войска вошли в Париж именно со стороны Монмартра. В то время город заканчивался там, где проходит наземная линия метро № 2 у самого подножия горы. На площади Клиши стоит памятник защитникам города. Но это уже другая история. Через год уже английские войска были расквартированы на горе. Но самые кровавые воспоминания связаны с революцией 1848 и комунной 1871 года. В карьерах, которыми изрыта гора под современной базиликой скрывались восставшие в 1848 году и здесь были настоящие бои.

Вот и подошло время строительства базилики. Республика, военное поражение, Коммуна, казнь парижского епископа, осада Ватикана итальянскими революционерами, все это полностью подавило народ, в душе глубоко католический. Возродились паломничества и мольбы спасти Рим и Францию во имя Святого Сердца (Sacrе Cœur). Лион первым дал обет построить храм, Париж последовал примеру Лиона. Весной 1871 года, когда Коммуна была потоплена в крови, движение вылилось в «Национальный обет Святого Сердца Исуса». Новый епископ Парижа монсеньор Гиберт выбрал вершину Монмартра, место, на котором зародилось христианство в Париже, место, где пролилась кровь первого галльского апостола. В 1873 году Ассамблея приняла закон о строительстве памятника жертвам франко-прусской войны и кровавой недели Парижской коммуны. Первый камень был заложен 16 июня 1875 года. Первую службу провели в 1891 году, как только интерьер был закончен. Купол был закончен в 1899, а полностью работы завершились только в 1919 году (страна была, как и вся Европа, втянута в первую мировую войну). Финансировалось строительство на пожертвования, без ограничения сумм – давали, кто сколько мог. За полвека было собрано 46 миллионов франков.

Церковь, конечно великолепна, но не зная, что находится под ней, трудно оценить весь масштаб усилий. Я уже упоминала, что гора была изрыта карьерами, она не могла выдержать такую конструкцию. Рабочим пришлось пробивать всю гору насквозь до плотных и крепких каменных слоев, до уровня основания горы. В общей сложности было пробито множество колодцев согласно планам здания глубиной 38 метров. Колодцы были заполнены цементом и на них уже поставлены несущие конструкции собственно храма. Само здание можно отнести к нео-римско-византийскому стилю. Для Парижа это необычно, но эффект поразительный. Белый камень, который использовался при строительстве обладает удивительным свойством самоочищения при дожде. Все бы ничего, но катастрофичесий уровень загазованности не мог быть учтен в конце XIX века, и сейчас фасады приходится периодически чистить. Первый архитектор Поль Абади не увидел свое творение законченным. После него работы возглавил Оноре Доме, а затем Шарль Лэне. Внутри, опять-таки непривычно для француза, все стены и купол выстланы мозаикой на евангельские темы. Как и подобает византийскому стилю, в плане прочитывается греческий равный крест. Сама церковь поднимается на высоту 83 метра и еще несколько метров башенка в зените.

Колокольня находится отдельно от основного здания и на ней находится еще один шедевр – колокол Савоярд. Это самый большой колокол, когда-либо отлитый во Франции. В то время он был самым большим в мире. Его отлили в городе Аннеси (столица департамента От-Савуа, ну или Верхняя Савойя, если перевести) в 1895 году. Его диаметр 3 метра, а вес без малого 19 тонн. Только язык этого колокола весит 1200 кг. Его появление в Париже вызвало целую процессию, каждый хотел посмотреть на него до того, как его поднимут на недосягаемую высоту. Еще бы, каждый житель отдал часть заработка, чтобы появилось это чудо.

Слева от церкви можно спуститься в крипты или подняться наверх, и увидеть Париж с еще большей высоты.

У подножия церкви вниз по склону расстилается сквер, названный именем Луизы Мишель, бунтарки и коммунарки, с оружием в руках отстаивавшей Парижскую Комунну наравне с мужчинами. Сквер разбили гораздо позже, чем построили церковь, в 1927 году. Автором проекта 1880 года был Альфанд, который фигурирует еще в Османовскую эпоху. Но его проект был сильно изменен, так как склон был нестабилен и всегда где-то что-то проваливалось. Заканчивал работы Формиже (еще одно знаменитое имя). Его таланту принадлежат теплицы у булонского леса, являющиеся памятником архитектуры и истории. Хожу туда каждый год и всем, кого интересуют растения, рекомендую. Говорят, что центральная лестница сквера насчитывает 222 ступени и нужно подумать, хватит ли вам здоровья, прежде чем атаковать склон. Можно подняться по тропинкам, которые, извиваясь, медленно, но уверенно приведут вас наверх. Для самых ленивых есть с левой стороны забавный подъемник – фуникулёр, у него всегда очередь, так что искать и спрашивать не придется. Здесь можно увидесь мощные деревья со всех стран света – индийский каштан 3,5 метра в обхвате, кавказский орех еще толще, американскую акацию с длиннющими, закрученными бобами, магнолию, араукарию, гранат, а также фиги и гингко. Есть также два примечательных дерева, так называемые маклюры оранжевые. На стволе выделяется яркого цвета сок, которым индейцы сиу раскрашивали себе лица. Кроме этого у него смешные плоды , похожие на зеленые апельсины, но все в бугорках. Наверху вас ожидает фонтан, выполненный в 1932 году, посвященный морским божествам. С открытия и до закрытия сквер полон туристов и местных жителей, ведь есть, чем полюбоваться, погреться на солнышке или потренировать свои легкие. Кроме этого нарисоваться у художника, оплести запястье браслетиком, послушать музыку, поесть мороженного и много еще чего…

(Линия метро № 2 остановка Anvers и прямо вверх; Линия метро № 12 остановка Abbesses, вдоль по улице налево от выхода из метро)

На карте: Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

На карте: Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur