Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

Несмотря на то что сама базилика построена относительно недавно, всего 100 лет назад, история места уходит глубоко в века и глубоко вглубь самой горы. Начнем с того, что гора Монмартр это самое высокое место в городе – 126 метров. Сама гора сложена из знаменитого парижского гипса, который добывался издавна, она изрыта изнутри как швейцарский сыр. Еще до прихода римлян возвышенность использовалась для культовых действий, в ней найдены захоронения. Чтобы добраться до белоснежной базилики, украшающей самую высокую точку города, нужно разобраться, каким образом это место заслужило такое внимание.

Базилика Сакре Кёр Basilique Sacre-Cœur

Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

Что касается названия горы, есть три версии. Две относятся к римскому времени. «Monte Mercore», от храма, посвященного культу Меркурия и «Mons Martis» для культа Марса. Третья версия относится уже к христианскому периоду. Рим послал трех миссионеров в 250 году, чтобы обратить в веру народы, живущие в Галлии. Но в Лютеции, так Париж тогда назывался, их схватили, хотели заставить отречься от новой на тот момент веры, но ничего не добились. Казнь должна была произойти на языческом святилище, то есть на «Monte Mercore». У Дионисия была отрублена голова. Он встал, взял свою голову, отмыл ее от крови в источнике и пошел далее на север. Там, где он упал, впоследствии поставили базилику Сан-Дени (усыпальница французских королей) и вокруг вырос одноименный город. А на месте казни возникло аббатство. Сама гора названа «Mons Martyrum», упрощенно Монмартр. Вот такая легенда, а что было на самом деле, кто его знает? Были найдены захоронения времен меровингов, первой королевской династии, которые церковь признала могилами святых, чтобы поднять популярность и посещаемость.

В VI веке на вершине горы появился хутор с часовней и кладбищем. В 1096 году гора стала зависимой от городского монастыря св. Мартина, а через сорок лет отделилась в самостоятельное аббатство при поддержке королевы Аделаиды Савойской. Оно страдало и во время столетней войны и во время Лиги. Генрих IV любил это место. Как любая возвышенность, открытая всем ветрам, гора была покрыта ветряными мельницами, одна из них до сих пор стоит (moulin de le Galette). На самой верхушке стояла церковь святого Петра. Она стоит там до сих пор, но современная базилика Сакре Кëр затмевает ее своим великолепием. В этой церкви стоят колонны, взятые из упомянутых ранее римских храмов, что делает ее самой старой из всех церквей. Церковь святого Петра была освящена 21 апреля 1147 года в присутствии очень значимых персон – королевы Аделаиды и ее сына Людовика VI (прозванного Толстым), Папы Евгения III, святого Бернара (основателя одноименного монашеского ордена) и аббата Клюни. За время столетней войны количество монашек уменьшилось до 6. Говорят, что Жанна д’Арк во время осады Парижа часто приходила молиться в монастырь. В 1429 году ее войска стояли в местечке Ля Шапель, долина между горой Монмартр и горой Шомон (Лысая гора, где сейчас разбит парк Buttes Chaumont). В 1439 году, когда зимой голодные волки заполонили все окрестности в поисках еды, монастырь полностью опустел. Несмотря на существование в следующие века, монастырь никогда больше не имел какого-либо веса в религиозной жизни. Революция и запрет на религию положили всему конец.

В 1814 году русские войска вошли в Париж именно со стороны Монмартра. В то время город заканчивался там, где проходит наземная линия метро № 2 у самого подножия горы. На площади Клиши стоит памятник защитникам города. Но это уже другая история. Через год уже английские войска были расквартированы на горе. Но самые кровавые воспоминания связаны с революцией 1848 и комунной 1871 года. В карьерах, которыми изрыта гора под современной базиликой скрывались восставшие в 1848 году и здесь были настоящие бои.

Вот и подошло время строительства базилики. Республика, военное поражение, Коммуна, казнь парижского епископа, осада Ватикана итальянскими революционерами, все это полностью подавило народ, в душе глубоко католический. Возродились паломничества и мольбы спасти Рим и Францию во имя Святого Сердца (Sacrе Cœur). Лион первым дал обет построить храм, Париж последовал примеру Лиона. Весной 1871 года, когда Коммуна была потоплена в крови, движение вылилось в «Национальный обет Святого Сердца Исуса». Новый епископ Парижа монсеньор Гиберт выбрал вершину Монмартра, место, на котором зародилось христианство в Париже, место, где пролилась кровь первого галльского апостола. В 1873 году Ассамблея приняла закон о строительстве памятника жертвам франко-прусской войны и кровавой недели Парижской коммуны. Первый камень был заложен 16 июня 1875 года. Первую службу провели в 1891 году, как только интерьер был закончен. Купол был закончен в 1899, а полностью работы завершились только в 1919 году (страна была, как и вся Европа, втянута в первую мировую войну). Финансировалось строительство на пожертвования, без ограничения сумм – давали, кто сколько мог. За полвека было собрано 46 миллионов франков.

Церковь, конечно великолепна, но не зная, что находится под ней, трудно оценить весь масштаб усилий. Я уже упоминала, что гора была изрыта карьерами, она не могла выдержать такую конструкцию. Рабочим пришлось пробивать всю гору насквозь до плотных и крепких каменных слоев, до уровня основания горы. В общей сложности было пробито множество колодцев согласно планам здания глубиной 38 метров. Колодцы были заполнены цементом и на них уже поставлены несущие конструкции собственно храма. Само здание можно отнести к нео-римско-византийскому стилю. Для Парижа это необычно, но эффект поразительный. Белый камень, который использовался при строительстве обладает удивительным свойством самоочищения при дожде. Все бы ничего, но катастрофичесий уровень загазованности не мог быть учтен в конце XIX века, и сейчас фасады приходится периодически чистить. Первый архитектор Поль Абади не увидел свое творение законченным. После него работы возглавил Оноре Доме, а затем Шарль Лэне. Внутри, опять-таки непривычно для француза, все стены и купол выстланы мозаикой на евангельские темы. Как и подобает византийскому стилю, в плане прочитывается греческий равный крест. Сама церковь поднимается на высоту 83 метра и еще несколько метров башенка в зените.

Колокольня находится отдельно от основного здания и на ней находится еще один шедевр – колокол Савоярд. Это самый большой колокол, когда-либо отлитый во Франции. В то время он был самым большим в мире. Его отлили в городе Аннеси (столица департамента От-Савуа, ну или Верхняя Савойя, если перевести) в 1895 году. Его диаметр 3 метра, а вес без малого 19 тонн. Только язык этого колокола весит 1200 кг. Его появление в Париже вызвало целую процессию, каждый хотел посмотреть на него до того, как его поднимут на недосягаемую высоту. Еще бы, каждый житель отдал часть заработка, чтобы появилось это чудо.

Слева от церкви можно спуститься в крипты или подняться наверх, и увидеть Париж с еще большей высоты.

У подножия церкви вниз по склону расстилается сквер, названный именем Луизы Мишель, бунтарки и коммунарки, с оружием в руках отстаивавшей Парижскую Комунну наравне с мужчинами. Сквер разбили гораздо позже, чем построили церковь, в 1927 году. Автором проекта 1880 года был Альфанд, который фигурирует еще в Османовскую эпоху. Но его проект был сильно изменен, так как склон был нестабилен и всегда где-то что-то проваливалось. Заканчивал работы Формиже (еще одно знаменитое имя). Его таланту принадлежат теплицы у булонского леса, являющиеся памятником архитектуры и истории. Хожу туда каждый год и всем, кого интересуют растения, рекомендую. Говорят, что центральная лестница сквера насчитывает 222 ступени и нужно подумать, хватит ли вам здоровья, прежде чем атаковать склон. Можно подняться по тропинкам, которые, извиваясь, медленно, но уверенно приведут вас наверх. Для самых ленивых есть с левой стороны забавный подъемник – фуникулёр, у него всегда очередь, так что искать и спрашивать не придется. Здесь можно увидесь мощные деревья со всех стран света – индийский каштан 3,5 метра в обхвате, кавказский орех еще толще, американскую акацию с длиннющими, закрученными бобами, магнолию, араукарию, гранат, а также фиги и гингко. Есть также два примечательных дерева, так называемые маклюры оранжевые. На стволе выделяется яркого цвета сок, которым индейцы сиу раскрашивали себе лица. Кроме этого у него смешные плоды , похожие на зеленые апельсины, но все в бугорках. Наверху вас ожидает фонтан, выполненный в 1932 году, посвященный морским божествам. С открытия и до закрытия сквер полон туристов и местных жителей, ведь есть, чем полюбоваться, погреться на солнышке или потренировать свои легкие. Кроме этого нарисоваться у художника, оплести запястье браслетиком, послушать музыку, поесть мороженного и много еще чего…

(Линия метро № 2 остановка Anvers и прямо вверх; Линия метро № 12 остановка Abbesses, вдоль по улице налево от выхода из метро)

На карте: Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

На карте: Базилика Сакре Кёр / Basilique Sacre-Cœur

Парк «Buttes Chaumont»

Остановка Laumière линии метро № 5, Bolivar, Buttes Chaumont et Botzaris линии № 7bis.

Своим появлением парк обязан эпохе Османна, Наполеона III и больших работ по перестройке Парижа. Наполеон III хотел видеть большой зеленый массив на севере города. На юге был разбит парк Монсури, перепланированы на западе Булонский и на востоке Венсенский леса. Эти островки стали настоящими легкими для задыхающегося города. Я затрудняюсь точно превести название (Buttes Chaumont). Судите сами. Он расположен на одном из самых высоких холмов города; «Buttes» переводится как горки или холмы, второе значение стрельбища. «Chaumont» буквально переводится как лысая гора. Может-ли кто-то составить красивый эквивалент на русском языке? Говорят, что не стоит переводить иностранные названия, но ведь каждый объект был назван в честь какого-либо события, имеет свою историю. В конце концов, если вы не знаете языка, вам это имя ни о чем не говорит и с трудом или никогда не запомнится. А более или менее удачный перевод, это же совсем другое дело… Когда вам говорят о площади Согласия , вы не возмущаетесь и знаете, что речь идет о площади Concorde, а ведь это самый буквальный перевод.

Почему для парка был выбран именно этот участок из всех других? Когда-то десятки миллионов лет назад весь парижский бассейн был на дне доисторического океана и толстый в 20 метров слой осадка из моллюсков покрыл всю округу. После ухода воды остались холмы из известняка и гипса. Таким образом все каменные постройки старого Парижа делались из местного камня. Известняковые карьеры были практически во всех окрестных деревушках Вожирар, Монруж, Монмартр, Бельвиль, Менильмонтан. Выгрызенные изнутри холмы представляли серьезную опасность – от тяжести построек грунт не выдерживал, часто под обвалами погибали люди. Карьеры забрасывались, ведь один раз все пригодные камни выбраны, что с ними сделаешь?

После присоединения окрестных деревушек к территории Парижа в 1860 году, мертвые территории должны были исчезнуть. Во время мятежей, а их было немало, в карьерах прятались мятежники, изгои и бандиты, что не нравилось властям. Участок в 25 гектаров, занятый сейчас парком не был исключением. В январе 1779 года после обвала, стоившего многих жизней, муниципалитет запретил строить на этом участке. В 1814 году, когда русские и немцы вошли в город, на склонах горы они были встречены огнем батарей, спрятанных в неровностях рельефа.

Тонны и тонны грунта были перемещены, одни участки засыпались, другие открывались и укреплялись. Работы длились с 1863 до 1867 и парк открылся к Всемирной выставке. В Версале Людовик XIV противостоял природе, искусственно создавая живописные уголки. Здесь, наоборот, уже существовующие «пейзажи» были подчеркнуты и облагорожены. Такие постройки, как рестораны, были созданы архитектором Давиудом. Пейзажисты Альфанд и Барилле создали скалу с бельведером и пруд. Новый парк стал сенсацией. В него приезжали, да и сейчас едут, отдыхать со всего Парижа.
Ну а теперь войдем в парк, бояться больше нечего, нет ни бандитов, ни опасных ям, получивших имя «горчица», когда напитавшаяся водой земля консистенции горчицы, заглатывала человека.

Если вы заходите со стороны мэрии и станции « Laumière », то попадаете прямо к озеру, над которым возвышается 50-ти метровая скала с бельведером наверху. Внутри скалы устроена лесенка и смотровые площадки. Когда мы приехали в Париж в 1996 году эти проходы были доступны. Сейчас они закрыты решетками. Рядом со скалой есть каменный зуб, настоящий рай для грызунов и птиц, ведь к нему посетителям не подойти. Если от входа вы подниметесь потихоньку вверх по склону, попадете на подвесной мост. Обратите внимание на структуру, которая фиксирует растяжки моста. Все можно ощупать, почувствовать, как мост оживает под вашими ногами. Такого вы не можете ощутить на автомобильном подвесном мосту, воспользуйтесь случаем.

Пока вы поднимаетесь к мосту, вы проходите мимо великолепных платанов и каштанов.

Есть еще один мост с другой стороны скалы. Миниатюрный мосток, перекинутый на головокружительной высоте. С самого начала он стал излюбленным местом для самоубийц. Пришлось поднимать ограждения со всех сторон, чтобы обезопасить его. Все эти решетки навредили внешнему виду моста, но пришлось пожертвовать красотой ради безопасности.

Внизу в пруду плавают китайские золотые рыбки, как кажется сверху. На самом деле это огромные, ленивые и толстые декоративные карпы, все им кидают хлеб и всякую всячину. А сколько водоплавающих птиц… утки разные, гуси, лысухи и конечно лебеди. Кто-то улетает на зиму, кто-то остается. Вокруг пруда всегда много детей. Они наблюдают за рыбами и птицами, делятся с ними своими бутербродами и булочками.

Если вы остались наверху и наблюдали сверху за тем, что происходит внизу, идите дальше. Вечнозеленый склон ведет вас еще дальше наверх. На травке валяются целующиеся парочки, поглощенные чтением очкарики и бегают дети. Огромные деревья на этот раз – это гималайские кедры с огромными шишками. Если теперь вы пойдете на шум водопада, по левую руку вы увидите странное дерево – араукарию. Если присмотреться, то станет ясно, почему это имя переводится приблизительно как «обезьянье отчаяние». Ствол и ветки покрыты острейшей жесткой чешуей. Ни одна обезьяна не рискнет подняться на такое дерево.

Дальше еще интересней. Вы подходите к водопаду. К тому месту, где он начинается. Вода подводится из находящегося недалеко бассейна Виллетт (тоже очень интересное место). Вода струится, скачет с камня на камень, пробегает под вашими ногами и падает куда-то вниз, куда — увидим позже. Бросьте монетку в поток, вернетесь еще восхититься Парижем. Никто, кроме обслуживающего персонала, не украдет вашу надежду на возвращение. Периодически, они спускаются с моста и собирают монеты. Собранные деньги идут на обслуживание парка. Так что, не скупитесь.Если пойдете дальше, постепенно можно спуститесь к озеру. Там, среди камней, омывающихся ручейком, прячется бронзовая скульптура Пана. Почему прячется, ведь на самом деле стоит на камнях на видном месте? Он небольшого роста, худенький, побледнел и позеленел от воздействия дождей. Совсем другое видение, чем у Врубеля.

Дальше дорожка вас ведет в пещеру. Не забывайте, что это заброшенные гипсовые карьеры. 20 метров в высоту, свод теряется где-то высоко в гулкой темноте. Именно сюда падает вода, в которую вы кинули монетку там, наверху. Эхо разносит шум падающей воды в каждый закоулок пещеры. Это уже не завораживающее мурчание ручейка, а гул, от которого болит голова. Вода эта, насытившись кислородом во время падения, далее наполняет пруд.


Это только часть парка. Конечно, как в любом парке, в нем обустроены детские площадки для каждого возраста от простых мелких песочниц до настоящих спортивных снарядов, где и взрослые разминаются.

Но мой любимый участок парка спрятан ниже чем уровень озера. Это участок круговой железной дороги, заброшенной давно. В этом месте не видно крыш, все шумы города притушены, к самым рельсам можно спуститься, но не стоит. Можно развалиться на склоне и послушать ветер, трещанье сорок и пение птиц. Забывается, что мы в центре такого крупного города, как Париж.

А сколько в парке живет кошек! Есть те, что приходят с соседних кварталов, но большинство появляются, живут и исчезают здесь. Ни одна из кошек, неважно местная или пришлая домашняя, не дастся в руки. Здесь ее дикий мир, она превращается в тигрицу, охотится на мышек и птичек, дерет когти на коре деревьев и не продаст свою свободу за горсть сомнительных крокетов.

Башня святого Жака

Tour Saint-Jacques

остановка Châtelet, линии метро 1, 4, 7, 11, 14, а также  четыре скоростные линии RER A, B, C, D.

Если вы прогуливаетесь по улице Риволи, вы не сможете пройти мимо манящего прохладой сквера, окружающего старую, готическую башню. Она меня привлекла в первый же день, когда я попала в центр города. Несколько лет спустя я познакомилась с ее историей.

Сквер с башней святого Жака, статуя которого видна на самом верху.

Квартал, окружающий церковь Сан Жак Ла Бушери (la boucherie это мясная лавка) издавна был заселен корпорацией мясников, одной из самых влиятельных после речных перевозчиков (nautes) – отсюда и название. Квартал был ужасный. Представьте себе, если все мясные лавки города сосредоточены в одном месте, животных режут, моют и все нечистоты, все содержимое желудков и кишок сливается прямо здесь и само по себе пробивает дорожку к реке, так как канализация еще не существует. Какое количество откормленных крыс бродит, не боясь человека. Какая вонь стекает прямиком в реку, а в то время Сена была основным забором питьевой воды для города. И прямо напротив на острове находится  королевская резиденция. Уже Филипп Красивый в начале XIV века предпринимал попытки оздоровить квартал, но без особого успеха. Впоследствии во время столетней войны этот квартал стал очагом кровопролитного восстания, сохранившегося в летописях как восстание Симона Кабоша, или просто кабошьен. Конечно Caboche «башка» это скорее пошло от клички, он конечно же  был мясником из той же гильдии.

Башня Сан Жак построена в 1509 – 1523 годах как колокольня церкви Сан Жак Ла Бушери работы Жана де Фелина, Жюльена Менара и Жана де Ревье. В XIX веке, во время революции, сама церковь была объявлена национальной собственностью, потом разрушена, сохранилась только колокольня, по причинам, указанным ниже. Башня построена в стиле пламенеющей готики, хотя это уже довольно поздний пример, возможно один из последних в готике.

Первое упоминание о церкви относится к 1119 г, но раскопки XIX в. обнаружили римские развалины — колодец и печи с горшечными осколками. Раньше это был холм,  срытый во время обустройства улицы Риволи и всего прилежащего квартала. Все первые поселения на правом более низком берегу находились на возвышенностях, так как Сена зимой сильно разливается, а в течение остального времени года вокруг были болота. Первая церковь – однонефная и одноабсидная, стояла на этом месте уже в IX в. Отсюда начинался путь паломников святого Жака в испанский город Компостель.

В пролете у основания башни установлена статуя Паскаля. Парижане уверены, что в 1648 году Паскаль проводил на этой башне опыты, доказывающие существование атмосферного давления. Считают, что этот факт и спас башню святого Жака от полного уничтожения революционерами. На самом деле опыт производился в другом месте и даже не в Париже. Когда встал вопрос снести колокольню, архитектор, ответственный за квартал, отвоевал ее под предлогом использовать как пожарную вышку для наблюдения.

статуя Блеза Паскаля.

Во время революции колокола расплавили, статуя святого исчезла, сама церковь уничтожена под предлогом оздоровления квартала вместе с произведениями искусства и захоронениями. Башня была продана за 411 тыс. франков фабриканту охотничьих пуль. Город выкупил ее в 1836 за половину этих денег. С 1853 года башня была реставрирована архитектором Баллю. Все статуи, что можно видеть относятся к двум разным периодам – периоду строительства и периоду реставрации. Нижний уровень не особо украшен, так как он был частью церковного нефа. Одновременно с реставрацией памятника были пробиты Сталинградский бульвар и улица Риволи. Оссманн, любитель плоскостей, снивелировал холм, на котором все стояло, и подвел под башню ступенчатый постамент. Так можно проследить, какой высоты был холм. Сейчас подобная работа может показаться обычной. Но нельзя забывать, что это была середина XIX века и техническая экипировка строителей была гораздо примитивнее. На втором уровне можно видеть статую святого работы Дьебольта (он же автор Зуава с моста Альма), так как первая статуя была уничтожена революционерами. В сквере работы Альфана, что окружает башню, похоронены коммунары расстрелянные в казарме Лубо (еще одна кровавая история времен революции), эдесь же можно видеть табличку, подаренную испанцами, говорящую о том, что отсюда пошли миллионы паломников в сторону Испании.

Почему вы думаете, церковь была названа именем святого Жака? Звезда указала в каком месте найти останки апостола. На северном побережье Испании, на месте находки, вырос город Компостель, где хранятся останки святого, и в который началось паломничество грешников и больных. Символ святого – это одноименная раковина. Один из маршрутов начинался именно от Церкви Святого Жака в Париже. В 1870 году на вершине башни была размещена статуя Святого Жака работы скульптора Шенийона, но ее можно видеть только издалека.

С 1891 года в башне была установлена метеорологическая станция.  И до сих пор датчики фиксируют температуру, осадки, влажность, силу и направление ветра, а самое главное – уровень загрязненности парижского воздуха, ведь башня находится в самом центре. Показания четыре раза в день обрабатываются в центре метеорологии в районе Монсури.

Башня Жана Бесстрашного

Tour de Jean sans Peur ou Hôtel d’Artois

адрес 20 rue Etienne Marcel
Остановка Etienne Marcel линия метро № 4.

Жан Бесстрашный, герцог Бургундский, представитель младшей ветви правящей династии Валуа, вошел в историю прежде всего как бунтарь, противник короля и организатор убийства герцога Орлеанского. Название Бургундия происходит от древнего народа бургундов или бургондов, живших в тех местах, где теперь находится одноименная французская провинция и к востоку от нее. Владения были действительно огромные. Дедушкой обоих герцогов был французский король Жан II Добрый из правящей династии Валуа. Видите, даже фамилия была одна и та же. Однако ближайшие родственные связи не мешали людям ненавидеть и истреблять друг друга в борьбе за власть при любом удобном случае. Так было, есть и к сожалению будет.

Почему дворец имел второе название Артуа? Он был построен в XIII веке графами Артуа, потомками Роберта Артуа, брата Людовика святого. В XIV веке дома Артуа и Бургони породнились в результате династического брака.

Перенесемся в Париж самого начала XV века. Границами города являются стены, построенные Карлом V сорок лет назад. Но стены Филиппа-Августа еще стоят. Их постепенно разбирают на постройку других зданий. Владения бургундского герцога в Париже соответствуют территории, которая находится между современными нам улицами Saint-Denis, Montorgueil, Etienne-Marcel и Pavée-Saint-Sauveur (сегодня Tiquetonne). Именно с этой улицы и был центральный вход. События, нас интересующие, происходят во время столетней войны, Бургундия поддерживает дом Плантагенетов, то есть англичан, а не Капетов. Царствующая династия Валуа является наследницей прямых Капетов. Вспомните трилогию «Проклятые короли». Несмотря на вплетенную любовную историю, настоящая история конца династии правдива, в этом Дрюону можно верить. Англичане считают, что имеют полное право владеть Францией, по материнской линии. А по французским законам только наследник мужского пола имеет на это право. Дочь Филиппа IV Красивого Изабель была матерью английского короля Эдуарда II. Из-за этого спорного наследия собственно и разыгралась Столетняя война.

После убийства своего кузена герцога Орлеанского в 1407 году, Жан сбегает из города, но на следующий год возвращается и укрепляет свой особняк на манер крепости. В 1409-1411 годах он пристраивает к своему дворцу башню, из которой есть выход на крепостную стену Филиппа-Августа. Одна из башен стены тоже входит в комплекс повышенной защиты. Башня Жана Бесстрашного является редким памятником парижского средневековья, она четвертая в списке относительно времени строительства. Сейчас она прислонена к городской школе вместо снесенного дворца. На втором этаже стоит макет, который воссоздает, каким образом были расположены все строения.

Боясь предательства и убийства, герцог напичкивает дом уловками, сбивающими противника с толку – к примеру, комната самого приближенного слуги убрана так же, как и хозяйская. Остроконечной крыши еще нет, а есть плоская площадка с зубцами, защищающими стрелка с арбалетом, а также машикули, через которые можно поливать осаждающих кипящим маслом и кидать в них камни . Ширина башни всего 4,5 метра а длина — 10. Башня высотой 27 метров состоит из пяти этажей. Внизу так называемая «salle des gardes», помещение, в котором круглосуточно находится охрана, здесь же хранится оружие. То есть, пересекая порог, нежеланный гость сразу рискует превратиться в швейцарский сыр. На следующих двух этажах тоже всего по одному помещению. На втором этаже можно увидеть символы герцога – два рубанка и строительный уровень, которые намекают, что все препятствия, которые подстроит Орлеан, будут срезаны и снивелированы. Надо добавить, что герцог Орлеанский имел символом суковатую паку. Из этого же помещения через узкий проход можно проникнуть внутрь башни крепостной стены. Третий этаж хорошо освещен и перекрыт готическим сводом и служил, по мнению некоторых, часовней. Это этаж с высокими стрельчатыми окнами, которые сейчас не застеклены. Над «часовней» находится комната слуги–оруженосца. И уже на самом верху – «покои» самого герцога. Винтовая лестница, соединяющая этажи, перекрыта сводом, перевитым растительным узором, шедевром готической скульптуры. Скульптура эта уникальна, к ней мы вернемся более детально.

Лестница занимает столько места, что считают, башня была построена собственно только для нее, а не для жилья. И действительно, на каждой площадке – двери, двери…

Другая лестница, ведущая на последние два этажа более узкая и неудобная. На нее можно попасть с этажа, где заканчивается предыдущая большая лестница, что под сводом. Вход на эту часть лестницы перекрыт решеткой (которой сейчас уже нет). Дверь, ведущая в комнату герцога — с заниженной притолокой, чтобы нельзя было ворваться внутрь, не согнувшись пополам. К тому же перед дверью изначально была еще одна решетка. Самое первое в Париже санитарное удобство также находится именно здесь. Что интересно, что сейчас туалеты, а не комнаты, выходят окнами на улицу. Но в XV веке, они смотрели на крепостную стену.

Убийство герцога Орлеанского спровоцировало тридцателетнюю гражданскую войну (словно недостаточно столетней с англичанами), так называемую войну бургундцев и арманьяков. Кто такие бургундцы, мы уже знаем, а кто такие Арманьяки? После упомянутого убийства против Бургундского дома сплотились защитники правящего режима во главе с Бернаром д’Арманьяком. В коалицию вошли наследник убитого Карл (будущий король, а пока герцог Орлеанский), Луи I Бурбон-Вандомский (предок Генриха IV, короля Франции, первого из Бурбонской ветви), Гийом II, виконт Нарбоннский и Арно-Гийом Барбазанский. И бургунцы и арманьяки являются французами. А в результате этой розни на французском троне несколько лет просидел англичанин.

Все предосторожности не спасли герцога и он не умер стариком в своей постели. Он был убит в 1419 году арманьяками на мосту при слиянии Сены и Йоны. Это был момент переговоров между герцогом и дофином Карлом. Еще одно отступление. Что означает слово Дофин? Первый принц крови и наследник французской короны имел в своем распоряжении провинцию Дофине (Dauphiné). Для сравнения, наследник английской короны владеет Уэльсом. Бургундия полностью встала на сторону англичан в войне. А через три поколения у Бургундской короны не осталось наследника мужского пола.

При Генрихе III ( последний из династии Валуа) в башне жил испанский посол Диего де Мендоса, который был просвещенным человеком, поэтом и историком. Он настоял, чтобы дом не сносили, хотя он был уже в плачевном состоянии. Именно ему мы обязаны тем, что этот уникальный представитель феодальной, одновременно военной и гражданской архитектуры, дожил до наших дней. Во время оссманновских работ башня была освобождена от более поздних наслоений, город выкупил ее в 1874 году и занес в списки памятников истории.

Сейчас башню, ставшую музеем, можно посетить как индивидуально, так и в группе. Меня поразила детальность проработки предметов интерьера. К примеру на умывальнике очень тонко вырезан герб Жана Бесстрашного из красного дерева (это ведь туалет, сугубо интимное место, ан нет…). Я не обратила внимания, этот умывальник с тех времен или новый. Витражи были изготовлены в 2007 году. Очень интересна скамья, спинка которой перекидывается на другую сторону. Таким образом, не двигая саму скамью, можно греться у камина или вести беседу, повернувшись в комнату. А какие огромные камины по сравнению с площадью помещения. Да, не знали они русской печки с зеркалом, что долго держит тепло, оно у французов в буквальном смысле в трубу вылетает.

Поднимаясь по лестнице, можно видеть замурованные дверные проемы, которые вели в основные покои дворца. То есть из башни, если конечно герцог действительно в ней прятался, можно было улизнуть на каждом этаже, пока внизу стража защищает лестницу. У меня, лично, создалось впечатление, что башня несла чисто бутафорскую функцию, а не была логовом. Кто знает?

Еще интересная деталь – на многих камнях выбиты символы – буквы, крестики, звездочки… Возможно, это марки каменщиков. Конечно надо исключить современное творчество бездарей, которые сами ничего путного не создали, но попортили то, что уже выдержало полтысячи лет.

А теперь можно поподробнее посмотреть на макет. Городской стены и дворца сейчас нет. Хотя в подвале сохранилась часть стены и крошечная дверка, ведущая внутрь круглой башни крепостной стены. Как мне объяснили, эта дверка служила для доступа к выгребной яме. Кстати, если покопать в каждом подвале по периметру, то можно полностью восстановить крепостное кольцо Филиппа Августа. Первых два этажа башни Жана Бесстрашного с низкими потолками, над ними высокая зала-предполагаемая часовня и выше, как было сказано ранее, комнаты сначала слуги и последний этаж под крышей — герцога. На стыке башни и дворца видна лестница, которая завершается скульптурным деревом, а вторая лестница, ведущая на последние этажи, только угадывается, так как она внутри здания и ее ось не совпадает с первой.

А теперь рассмотрим знаменитое дерево. Ствол, вокруг которого вьется лестница, и крупные ветви — это дуб – сила и мощь Бургундского дома и символ отца Жана герцога Филиппа Смелого. Можно различить желуди и характерные с волнистым краем листья. От стен к центру и дубу тянутся ветви боярышника – это символ матери Жана Маргариты Фландрской. У боярышника трехпалые листики и круглые ягоды. Вокруг ветвей дуба и боярышника вьется хмель. Это символ самого Жана Бесстрашного, сына Филиппа и Маргариты. Можно узнать хмельные шишки и крупные пятипалые листья.

Если честно сказать, меня настолько заинтересовала история Бургундских герцогов, что хочется поглубже покопать. Интересные были персонажи – смелые, упертые, не поддающиеся дрессировке, в любой момент готовые к бунту.

История о кровожадных брадобрее и булочнике с улицы Шануанесс (Мармузэ)

Жили-были… Так начинаются сказки. Эта сказочка не рекомендуется для прочтения детям на ночь. Итак…

Жили были два приятеля на улице Шануанесс на острове Сите. Один был брадобрей, другой булочник. Булочник славился на всю округу своими паштетами и пирогами. Брадобрей правил усы и бороды, стриг волосы как постоянным, так и случайно забредшим клиентам. Жизнь протекала тихо и спокойно.

Но вот однажды соседи потеряли сон. Какая-то собака на протяжении нескольких дней гавкала и выла без отдыха возле двери брадобрея. Почему? Пришиби кто-нибудь псину, и жизнь пошла-бы своим чередом. Так нет, кто-то задал себе вопрос, почему собака не уходит и решил найти ответ. И тут всплыло такое…

Всеми уважаемый брадобрей мирно обслуживал жителей квартала, болтал, как обычно, слушал, знал подробности личной жизни каждого. В наше время в парикмахерской происходит тоже самое, не правда ли, дамочки? Незнакомые люди также ведали ему некоторые подробности: где живут, откуда они, чем занимаются и с кем знаются. В квартале ходило много студентов из разных земель и стран. Когда попадался одинокий человек, которого никто  не хватится, брадобрей, вооруженный острейшей бритвой, нечаянным жестом вскрывал клиенту сонную артерию и скидывал жертву через находящийся рядом люк в свой подвал. Подвалы друзей были по соседству. Внизу расторопный булочник разделывал небритую жертву на фарш, начинял пироги и варил изумительные паштеты. Любители пирогов в свою очередь покупали деликатесы и ели их, нахваливая мастера.

улице Шануанесс на острове Сите

улице Шануанесс на острове Сите

В этот день бедный немецкий студент, оставив своего четвероногого друга у дверей, вошел в парикмахерскую и … не вышел из нее. Верный пес остался ждать, не дождался и начал звать хозяина, переполошив таким образом всю округу. Можно только догадываться, какая паника охватила город, когда открылась правда, ведь паштеты  были нарасхват. В конце концов, сами негодяи были сожжены живьем вместе со своими домами на месте преступлений. Таким образом на лице города не осталось ничего, что напоминало бы об этой истории, только в памяти. Но кое-что осталось, если поискать.

Вернемся к исторической ситуации, на фоне которой были совершены эти убийства. 1387 год. Время Карла Безумного, который правил с 1380 по 1422. Относительно мирное время, если не считать, что недавно началась столетняя война. Но как известно, любые враги устают драться и делают передышку по нескольку лет. Время было относительно неголодное, никто не ел кошек и собак, тем более людей. Война напрямую еще не коснулась Парижа, а шла где-то далеко. Поговаривали, что несколько человек умерли от осознания того, что они долгое время ели, а точнее, предпочитали человечину на своих столах.

Улица Шануанесс существует и сейчас. Квартал, что прилегает к северному фасаду собора Парижской Богоматери пересекает, слегка изгибаясь длинная и узкая улица. В средние века она продолжалась далее за пределы современной улицы Арколь, через квартал, занимаемый сейчас новым госпителем Отель-Дье. Приблизительно на изгибе улицы вы найдете место, где стояли дома злодеев. Там сейчас государственное учреждение под флагом-триколором. Говорят, что в подвале этого здания сохранилась старая каменная кладка, на которой разделывались трупы. А сама кладка — это участок первой крепостной стены еще римских времен. Заплатами в этих стенах (в начале средних веков) стали старые могильные плиты, камни из терм и форума, которые к тому времени были уже руинами. Некоторые размещают события как раз на тот участок улицы, что исчез под госпиталем. Улица называлась Мармузэ.

Может быть…, теперь настоящее местоположение уже не так важно, разница в каких-то 200 метров. Важно, что у нас до сих пор мурашки по спине пробегают от этой истории.