История о кровожадных брадобрее и булочнике с улицы Шануанесс (Мармузэ)

Жили-были… Так начинаются сказки. Эта сказочка не рекомендуется для прочтения детям на ночь. Итак…

Жили были два приятеля на улице Шануанесс на острове Сите. Один был брадобрей, другой булочник. Булочник славился на всю округу своими паштетами и пирогами. Брадобрей правил усы и бороды, стриг волосы как постоянным, так и случайно забредшим клиентам. Жизнь протекала тихо и спокойно.

Но вот однажды соседи потеряли сон. Какая-то собака на протяжении нескольких дней гавкала и выла без отдыха возле двери брадобрея. Почему? Пришиби кто-нибудь псину, и жизнь пошла-бы своим чередом. Так нет, кто-то задал себе вопрос, почему собака не уходит и решил найти ответ. И тут всплыло такое…

Всеми уважаемый брадобрей мирно обслуживал жителей квартала, болтал, как обычно, слушал, знал подробности личной жизни каждого. В наше время в парикмахерской происходит тоже самое, не правда ли, дамочки? Незнакомые люди также ведали ему некоторые подробности: где живут, откуда они, чем занимаются и с кем знаются. В квартале ходило много студентов из разных земель и стран. Когда попадался одинокий человек, которого никто  не хватится, брадобрей, вооруженный острейшей бритвой, нечаянным жестом вскрывал клиенту сонную артерию и скидывал жертву через находящийся рядом люк в свой подвал. Подвалы друзей были по соседству. Внизу расторопный булочник разделывал небритую жертву на фарш, начинял пироги и варил изумительные паштеты. Любители пирогов в свою очередь покупали деликатесы и ели их, нахваливая мастера.

улице Шануанесс на острове Сите

улице Шануанесс на острове Сите

В этот день бедный немецкий студент, оставив своего четвероногого друга у дверей, вошел в парикмахерскую и … не вышел из нее. Верный пес остался ждать, не дождался и начал звать хозяина, переполошив таким образом всю округу. Можно только догадываться, какая паника охватила город, когда открылась правда, ведь паштеты  были нарасхват. В конце концов, сами негодяи были сожжены живьем вместе со своими домами на месте преступлений. Таким образом на лице города не осталось ничего, что напоминало бы об этой истории, только в памяти. Но кое-что осталось, если поискать.

Вернемся к исторической ситуации, на фоне которой были совершены эти убийства. 1387 год. Время Карла Безумного, который правил с 1380 по 1422. Относительно мирное время, если не считать, что недавно началась столетняя война. Но как известно, любые враги устают драться и делают передышку по нескольку лет. Время было относительно неголодное, никто не ел кошек и собак, тем более людей. Война напрямую еще не коснулась Парижа, а шла где-то далеко. Поговаривали, что несколько человек умерли от осознания того, что они долгое время ели, а точнее, предпочитали человечину на своих столах.

Улица Шануанесс существует и сейчас. Квартал, что прилегает к северному фасаду собора Парижской Богоматери пересекает, слегка изгибаясь длинная и узкая улица. В средние века она продолжалась далее за пределы современной улицы Арколь, через квартал, занимаемый сейчас новым госпителем Отель-Дье. Приблизительно на изгибе улицы вы найдете место, где стояли дома злодеев. Там сейчас государственное учреждение под флагом-триколором. Говорят, что в подвале этого здания сохранилась старая каменная кладка, на которой разделывались трупы. А сама кладка — это участок первой крепостной стены еще римских времен. Заплатами в этих стенах (в начале средних веков) стали старые могильные плиты, камни из терм и форума, которые к тому времени были уже руинами. Некоторые размещают события как раз на тот участок улицы, что исчез под госпиталем. Улица называлась Мармузэ.

Может быть…, теперь настоящее местоположение уже не так важно, разница в каких-то 200 метров. Важно, что у нас до сих пор мурашки по спине пробегают от этой истории.

Ресторан Au Lapin agile (у шустрого кролика)

22 rue des Saules: Метро линия 12 остановка Lamarck-Caulaincourt или пешком от соборного комплекса влево и вниз.

Скромный домик, кроме окраски ничем не привлекающий внимание, и тем не менее туристу стоит открыть калитку и зайти внутрь. К слову — входной билет как в знаменитое место или в музей стоит 24 евро, а там по усмотрению.

Au Lapin agile

Au Lapin agile

 

В 1860 году этот ресторанчик назывался «кабаре убийц» «cabaret des assassins », жаркий был квартал, видимо. Танцовщица канкана Адель Десер купила его и переименовала в «мою деревушку». В 1900 году некто Андре Жиль нарисовал вывеску в виде кролика, выпрыгивающего из кастрюли, это и стало названием ресторанчика «кролик Жиля» или «шустрый кролик». На французском это игра слов. Прилагательное agile означает шустрый, проворный, а принадлежность Жилю à Gill. Ну а произношение идентичное. Блюдо из кролика, приготовленное хозяином, было постоянным в меню.

В 1903 году дом был выкуплен Аристидом Брюаном и Фредериком Жераром и до самой первой мировой войны ресторанчик был пристанищем монмартской богемы. Его завсегдатаями были Ренуар, Ван Гог, Клемансо и сам Брюан. И тех и до сих пор в нем бывают знаменитости, все-таки это Монмартр.

Au Lapin agile

Au Lapin agile

До сегодняшнего дня заведение работает под руководством потомков Жерара. На прокопченых стенах висят рисунки, гравюры и портреты того времени, написанные знаменитыми теперь на весь мир художниками.

А вот подлинная история, связанная с кабаре « Шустрый кролик». Фредерик Жерар имел ослика по кличке Лоло. В начале века появилось новое течение в живописи, так называемый «авангард», над которым все подшучивали. Шутников артистической среде не занимать, и вот один из них, Ролан Доржелес, поставил холст позади осла, привязал к хвосту кисточку, обмакнул в одну краску, через некоторое время в другую… Так родилась картина, в которой можно было угадать нечто. Это теперь мы не удивляемся живописи гориллы, слона или улиток, а тогда это был «беспрецедентный случай». В 1910 году творение Лоло под названием «Закат на Адриатическом море» выставили на «Салоне Независимых» в зале юмористических произведений. Автором творения указан был некий генуэзец Боронали. Кто такой? Можно прочитать это имя как Алиборон. Опять вопрос – кто такой? А это просто осел, в переносном смысле – глупец, дурак, думающий о себе, как о специалисте во всех сферах. Полотно было продано за 400 франков, между прочим.

Вы можете посмотреть несколько видео (не моих, разумеется) снятых в этом ресторанчике. В одном из них читается рассказ (по-французски, конечно) именно об этой истории. Из него становится ясным, что бедный ослик-художник не выдержал с одной стороны свалившейся на него славы, с другой стороны скандала, ведь люди захватили искусство в свои руки и не дают животным высказать свою точку зрения. Он утонул, со слов Ролана Доржелес, это был суицид.

Ресторанчик находится прямо у подножия единственного виноградника в Париже. С собранного там винограда в подвалах мэрии XVIII округа делают вино. Продается оно на аукционах и выручка идет в муниципалитет. Так что любители вина могут облизнуться. Когда-то все склоны вокруг Парижа были покрыты виноградниками. Этот виноградник стоит на северном склоне, хотя обычно нужно садить на солнце. Этот участок был отвоеван у застройщиков, чтобы продлить винодельческие традиции, ну и между делом туристов привлечь. Местные парижские вина обладали легкими мочегонными свойствами и даже пелись куплеты по этому поводу: «Это вино Монмартра. Зальешь пинту – отольешь четыре…» конечно рифмованные. Я не обладаю поэтическим талантом, поэтому даже не буду пробовать переводить, тем более юмор.

виноградник на Монмартре

Спуск к кабаре

Вот мы и на месте!