Мост Менял — Pont au Change

Мост Менял
Pont au Change
Остановка Châtelet, линии № 4, 11, 14, остановка Cité, линия № 4.
Остановка Châtelet, скоростные линии RER A, B, D

Мост Менял Pont au Change

Мост Менял
Pont au Change


История, связанная с мостом Менял очень запутанная, как в именах, которыми он назывался, так и в местоположении. И необходимо правильно проследить этап за этапом его биографию, чтобы больше не теряться. Современный мост соединяет Дворец Правосудия ( Palais de Justice) и площадь Шатле (Châtelet).

Первый мост построен во второй половине X века при Карле Лысом. Именно он стоял перпендикулярно к берегу. В то время его называли Большим. Не стоит путать этот мост с тем, который теперь называется «Нотр-Дам», он тоже назывался «Большим» тогда, когда кроме него и «Малого» других мостов не существовало. Первый мост находился слегка ниже по течению, он был очень неудобен. Существуют разные версии возникновения мельничного моста. Одни говорят, что он был построен как одно целое сооружение. По другой версии (она подтверждается в летописных свидетельтвах, то есть более правдива) мост надстраивался постепенно. Один мельник построил арку с мельницей внизу и домишком сверху, затем другой пристроился сбоку и так далее, пока мост не коснулся противоположного берега у дворца. Он был низкий, каждую зиму во время наводнений, он подтапливался и по нему опасно было пересекать реку. Одновременно он перегораживал Сену, как плотина, и воде трудно было пробиться, а судам в это время вообще было нечего делать в черте города. Ко всему прочему, у него была отвратительная репутация, до такой степени, что девушка, прошедшая по мосту мельников, уже не считалась девушкой. Неудивительно, что очень быстро этот мост пришел в негодность.

В 1142 году Людовик VII построил выше по течению немного наискосок по отношению к берегу другой мост. Таким образом к концу XIII века от часовой башни, входящей в состав дворцового комплекса, на материк уходили два моста на манер буквы V– мост Менял был под углом к берегу, а мост Мельничный был, как и полагается, перпендикулярно. Проезд по мосту Н. Дам был таксирован монахами. Поэтому мост Менял и Мельничный быстро стали популярными, несмотря на то, что Мельничный мост был частным владением.

Мельничный мост был узким переходом с водяными мельницами в каждом пролете, кроме одного, через который проходили суда. Он не был предназначен для пешеходов и транспорта. Пролет над одной из арок, где проходили суда, был разводным. Именно под этой аркой принц, ставший потом Карлом V, сел в лодку, которая спасла его от бунта, руководимого Этьеном Марселем. Именно этот бунт охладил любовь монархов к Парижу и в частности к незащищенному дворцу на Сите в пользу Луары. Люди, которые помогли принцу сбежать, поплатились головами. Мельницы, стоявшие в других пролетах, сильно затрудняли судоходство и при наводнениях являлись основной причиной его крушений. Постепенно появился другой тип водяной мельницы. Лодку с колесами по обоим бортам привязывали к опоре и она болталась вниз по течению, не мешая при этом току воды, хотя приплывать и выбирать смолотую таким образом муку было хлопотнее, чем обычно.

На мосту Менял появились дома, в которых обосновались менялы, ювелиры и серебрянных дел мастера, за что мост и был прозван так. В то время различные корпорации ремесленников селились рядом, что порождало целые кварталы, занимающиеся одним ремеслом. Так образовались кварталы мясников вокруг современной башни святого Жака, красильщиков и кожевенников по берегам Бьевры, ювелиров на Сите и многие другие. Одна из набережных Сите носит имя «des Orfèvres», что и означает «ювелиров» В 1280 мосты были унесены наводнением. После того, как зимой 1295-1296 годов все три моста были унесены рекой, Филипп Красивый установил паромы. Доходы за пересечение реки отчасти финансировали восстановление мостов. В 1499 соседний мост Н. Дам обрушился и наши два моста стали основной связью острова и правобережья.

На протяжении последующих веков мосты несколько раз рушились при наводнениях, а именно в 1510, 1566 и 1616 годах. Хозяева, жившие на мосту Менял, не следили за его техническим состоянием до такой степени, что в 1510 году городские власти запретили по нему переходить реку. В конце концов в 1598 году мост мельников провалился, унеся с собой все, что на нем стояло. К 1610 году мост мельников был отстроен но опять в деревянном варианте архитектором Шарлем Маршаном за свои средства при условии прав на получения доходов от сдачи в наем построек. Мост Маршана был построен немного выше по течению и ближе к мосту Менял, что собственно и сыграло роковую роль. В 1621 году при сильнейшем пожаре мосты и мельников и менял сгорели. Вот как описывает это событие один из свидетелей: Пожар начался на мосту Маршана (ранее мельничный) на чердаке от опрокинутой свечи. За час половина моста выгорела, что вызвало панику в близлежащих кварталах. На обоих оконечностях моста была выставлена охрана, чтобы избежать дополнительных жертв. Пламя было таким мощным, что прихватило остроконечную крышу на часовой башне дворца и перекинулось на соседний мост менял, так как они были слишком близко друг к другу. Жители моста Менял, рискуя жизнью, выкидывали свое добро из окон. Представляете, меняла или ювелир это по сущности банкир по тем временам. Очевидец отмечает, что даже ниже уровня воды опоры моста продолжали выгорать. Ко всему прочему несколько домов на берегу все-таки сгорели. Жителям мостов была дана компенсация по шести тысяч ливр и их временно поселили на территории госпиталя Сан-Луи.

Впоследствии отстроили только один мост, как полагается перпендикулярно к течению реки. В ожидании окончательного варианта, мост был в дереве. Этот единственный мост и принял название Менял, так как все лавки, что ранее стояли на другом мосту, перекочевали на новый. Мост был построен в камне архитектором Жаком Андруе дю Серсо (он же автор Нового моста) во время Людовика XIII. И опять на полотне были построены дома.

Современный мост поставлен в 1860 году инженерами Романи и Водрей во время большой перестройки всего города. Его поставили перпендикулярно реке, чтобы напрямую соединить перспективу из Дворцового бульвара, новой площади Шатле и далее бульваров Севастопольского и Страссбургского.
Длина моста составляет 103 и ширина 30 метров. Состоит из 3 эллиптических арок по 32 м пролетом каждая. Он как и мост Св. Михаила, перекинутый на левый берег, украшен каменными балюстрадами и лавровыми венками с вензелями Наполеона III скульптора Каба.

Архиепископский мост | Pont de l’Archevêché

Архиепископский мост — Pont de l’Archevêché
Линия метро № 10 остановка Maubert-Mutualité.

Этот мост представляет собой настоящее препятствие для тока воды в паводки и для навигации, так как он невысок над уровнем воды и пролеты узковаты для современных судов. За последнее десятилетие XIX века и первые годы XX века мост стал причиной 21 аварии водного транспорта. Много раз ставился вопрос о замене моста, но так все и осталось.

Много известно о наводнениях и ледоходах, которые были катастрофичными, но были и засухи, когда Сену можно было переходить вброд, это была проблема другого характера. Навигация по Сене всегда была важнейшим источником для одних дохода, для других вопросом жизни и смерти. Когда не было судоходства, в городе начиналась голодовка. В январе 1591 года уровень был настолько низкий, что сохранился в анналах как уникальный, тем более, что Сена разливается именно в зимний период.

Мост связывает стрелку острова Сите у сквера Жана XXIII с местом слияния бьеврской и бернандинской улиц на левом берегу. В этом районе измененное в средние века русло Бьевры и спрятанное затем под землю, впадает в Сену.

Архиепископский мост - Pont de l’Archevêché

Архиепископский мост — Pont de l’Archevêché

Мост построен инженером Плуаром в 1828г. Очень простенький мост, не претендующий на какие-то эпитеты. Построен был всего за полгода. Он стоит на трех арках — 17 метров средняя и 15 метров боковые. Парапет представляет собой простую металлическую структуру, характерную для эпохи «Реставрации», которая теперь продублирована сеткой. Вплоть до начала «Второго Ампира» мост был платным – 5 сентимов с пешего и 10 с конника. Назван мост из-за соседства с дворцом Архиепископа, что стоял между собором и берегом Сены. Соседство было недолгим, но название закрепилось. 15 февраля 1831 года во время годовщины убийства герцога Берри, бунтовщики в карнавальных костюмах ворвались во дворец и до такой степени его разрушили, что все, что от дворца осталось, пришлось снести. Сейчас на этом месте сквер с детской площадкой.

Архиепископский мост - Pont de l’Archevêché

Архиепископский мост — Pont de l’Archevêché

На самой оконечности острова находится мемориал, посвященный жертвам депортации. С 1864 года на этом месте находился морг, куда приходили опознавать погибших. До этого морг был в казематах Шатле, где не было ничего, чтобы остановить разложение. В год выставлялось от тысячи до полутора неизвестных погибших, две третих из которых мужчины.

Центральная мэрия Парижа — Hôtel de ville

Центральная мэрия Парижа — Hôtel de ville.

Одноименная остановка линий метро № 1, 11.

Отель де виль, мэрия, ратуша. Назовите это здание, как хотите, но главное то, что в нем решаются все жизненно важные вопросы по управлению такой махиной как Париж. Об этом здании написано очень много, так как здесь происходило множество важнейших событий в жизни города. Я, как и многие, конечно повторюсь, ведь не рассказав о них, значит утаить детали, которые решали судьбу не только Парижа, но и всей Франции.

Мост св. Людовика Pont de Saint Louis и Отель дё Виль

Мост св. Людовика
Pont de Saint Louis и Отель дё Виль

 

Мэрия Парижа - Hôtel de ville

Мэрия Парижа — Hôtel de ville

 

История Гревской площади уходит слишком глубоко, чтобы датировать и слишком завязана с самой мэрией, чтобы их разделять. Слово «grève» переводится как наше похоже однокоренное с ним слово «гравий», то есть мелкие камни, в которых не вязнешь как в песке и не достаточно крупные, чтобы свернуть ногу при неосторожном шаге. Площадь состояла из двух частей. Одна плоская, собственно площадь, где собирались люди ожидая случайную работу. Сюда каждое утро приходили работодатели и набирали бригаду на день. Интересно, что слово «забастовка» звучит по-французски « grève», именно отсюда пошла традиция  общих сборов для решения проблем между рабочими и работодателями.

Отель де виль и Гревская площадь

Вторая половина площади была идеальным пологим спуском к реке, который из покон веков использовался как место для разгрузки судов. Не будем забывать, что на гербе Парижа фигурирует корабль «nef». Кстати слово неф в церковном строительстве значит именно перевернутый вверх дном корпус лодки (однонефная церковь, центральный неф и так далее). Есть также термин «vaisseau» что означает также как корпус корабля и используется в строительстве.

Герб Парижа с королевскими лилиями на синем фоне и корабль на волнах Сены

Гревская площадь служила местом публичных казней и наказаний а также праздников и фейеверков по поводу побед, свадеб и рождений в королевской семье. Ко всему прочему это было единственное большое открытое пространство в сети узеньких улиц в средневековом городе.

Если посмотреть на старые планы Парижа, то станет ясно что «большое» это очень относительно. Площадь занимала примерно треть или четверть от нынешней.

В 1246 году Людовик святой создал первый орган городского управления, во главе которого стоял «голова» prevôt. Так как в Париже купеческие гильдии заправляли всеми делами и имели действительную власть, соответственно prevôt был в первую очередь купеческий голова. Париж всегда был двуглавым, в нем всегда существовала с одной стороны королевская власть и практически независимая от короля «народная» власть. Возможно отсюда вечное кипение, иногда булькающее где-то тихо в подвалах, иногда как кипящее молоко, выплескивая гнев и уничтожая объект ненависти. Королевская власть осуществлялась через полицейскую, военную структуру, базирующуюся в Шатле.

17 июля 1357 году купеческий голова Этьен Марсель, легендарная личность, которой будет посвящена отдельная страничка, купил за свои средства (за 2880 парижских ливр) Дом на колоннах, в котором стала заседать ассамблея горожан и торговцев, чтобы решать злободневные вопросы управления городом, торговые дела и решить суд. Слово «municipes».

Само здание состояло из двух похожих (одно из них уже принадлежало кузену Марселя), выходящих своими фасадами с треугольного вида верхней частью (щипец) на площадь. Сами дома были приподняты на резные колонны, чтобы защитить внутренние помещения от разливов реки. Отсюда и родилось название Дом на колоннах. Внутри было два дворика, две больших парадных залы, где и заседали правители города, часовня и небольшой городской арсенал на чердаке.
Король Франциск I построил новое более просторное здание вокруг и в 1589 году собственно Дом на колоннах был снесен. Он уже к тому моменту сам разваливался и внешне не отвечал возложенной на него функции.

Современное здание это именно постройка Франциска I, конечно намного расширеная в течении веков. Этот король был очарован итальянским ренессансом и именно он утвердил этот стиль во Франции. До него Карл VIII принес элементы ренессанса на Луару из Итальянских военных походов, но повсеместное рапространение принадлежит именно Франциску.

Строительство началось в 1533 году и закончилось в 1628. Планы здания были созданы итальянским архитектором Домиником Кортонским, которого французы прозвали Боккадором. Первоначально это было центральное двухэтажное здание, вытянутое вдоль площади и два квадратных в плане крыла по бокам. Согласно вкусам эпохи был организован внутренний двор. В таком виде мэрия просуществовала до правления Луи-Филиппа. Он в 1837 году с помощью архитекторов Годд и Лезьё расширил комплекс до нынешнего объема, сохраняя при этом общий стиль французского ренессанса. На данный момент мэрия занимает целый квартал. В нее можно зайти как в любое административное здание. С обратной стороны квартала на улице Лобо есть огромная зала для церемоний. Мне посчастливилось быть приглашенной на церемонию выдачи дипломов. Недалеко от входа в эту часть мэрии в центре залы между парадными лестницами строит конная статуя Карла Мартеля, основателя династии Каролингов, человека, остановившего нашествие арабов со стороны Пиренеев.

Прозвище Мартель произошло от глагола marteler (ковать, бить молотом), так как у Карла была тяжелая рука, когда дела шло о сарацинах.

Карл (Шарль) Мартель в вестибюле

Витражи на окнах, выходящих во двор, в небольших залах потолки кессоновые (несущая структура в виде шахматной доски) Скульптуры в междуоконных пространствах, в центральном зале зеркальная стена отражает окна. Потолок покрыт лепниной и живописью. Что меня напрягло, это наше присутствие. Несмотря на то, что по случаю все приоделись, но на фоне такого великолепия и шведский стол, и публика смотрелись слишком просто, только интерьер попортили.

Гербы корпораций шлифовальщиков драгоценных камней и ювелиров на витраже .

Вернемся к нашим овцам.

Трагедия случилась во время Парижской комунны. И опять по вине таких как мы, простолюдин, которые не в состоянии оценить и сохранить то, что когда-то было сделано простыми работягами. Ненависть как известно слепа и уничтожает все без разбора. Ведь не сам король своими холеными ручками вытесывал скульптуры, расписывал потолки или протягивал рельефы, а такие же нищие, вечно голодные и необразованные трудяги, как и сами коммунары. Хотя работа специализированных каменщиков и скульпторов оплачивалась лучше чем многие другие виды деятельности, они все равно оставались нищими и голодными. В 1871 году множество великолепных дворцов и памятников было разбито и сожжено. От мэрии остались черные руины. Сгорела библиотека из 100 тысяч томов, накопленная с XVI века. В ней были уникальные карты и планы, архивы рукописные, первые печатные книги и многое другое. Также пропала великолепная мебель, скульптуры. В парке Монсо находится колоннада, оставшаяся от пожара. После Парижской комунны монархия не была никогда восстановлена, так мы и живем при республике. Очень быстро, городское правительство пожалело о потере (нам эти сожаления также знакомы, не правда ли) и был организован конкурс на восстановление. Был утвержден проект архитекторов Баллю и Деперта. Внешнее убранство было полностью восстановлено согласно Боккадору, а интерьеры переработаны, но тоже в стиле. Всем известно, что восстановить что либо гораздо сложнее, чем сровнять с землей и построить заново. Были найдены гравюры, рисунки и описания, которые и явились основой для ювелирной работы реставраторов. И 30 июня 1882 года новая старая мэрия открылась.

Одна из лестниц

Праздничный зал, окнами выходящий на улицу Лубо

Просто декор одной из арок

Скульптура зборщицы винограда в междуоконном пространстве

Если вы подойдете поближе (издалека это просто скульптуры), то в каждой из ниш этажа центрального павильона вы найдете статуи знаменитых поэтов, писателей, ученых, правителей: всех тех, кто отдал свой талант на процветание своей страны. Между прочим, в Лувре по периметру Наполеоновского (где пирамида) двора также вы увидите и прочтете с детства знакомые имена Ришелье, Людовика, Генриха, Лавуазье, Сюлли и других.

В самом центре на уровне крыши можно видеть богато украшенный фронтон с часами, по бокам часов стоят статуи Работы и Образования, рядом полулежа расположены Сена и Марна, две парижских реки. Над часами находится статуя, которая символизирует город Париж. Французское слово город «ville» женского рода, поэтому все скульптуры такого типа представлены в виде женщин.

На самом коньке Боккадоровского павильона установлены шесть бронзовых статуй военных XV века. И как вертикальное завершение любой мэрии прямо по центру стоит обзорная башенка, ранее с колоколом, не знаю, как сейчас.

Конная статуя городского головы Этьена Марселя.

Между набережной и южным фасадом отгорожен сквер, в котором установлена конная статуя Этьена Марселя. На этом фасаде можно видеть статуи, олицетворяющие науку, историю, искусство. Здесь использованы три канонических ордера – ионический с закрученными волютами, коринфский с корзиной акантовых листьев (сорняк между прочим) и более скромный дорический.

 

Лицей Генриха IV — Lycée Henri IV

Лицей Генриха IV
Lycée Henri IV, 23 rue Clovis 75005 Paris. Метро № 10 остановка Maubert-Mutualité, затем вверх на гору св. Женевьевы; Линия RER B и D, станция Luxembourg, затем зайти за Пантеон (его видно, заблудиться не получится).

История этой школы тесно связана с историей первого короля франков Хлодвига. В 507 году он заложил первую базилику на холме Ленконтиниюс. В ней были похоронены он сам, затем Женевьева ( канонизированная впоследствии и считающаяся покровительницей Парижа) и Клотильда, супруга короля. С конца VII века вокруг базилики образовался монастырь. Сейчас на месте базилики стоит Пантеон, о нем в другой раз. С 1792 года, когда религия была запрещена, монастырь был «очищен», в нем собирались различные политические клубы «партии», а с 1795 года учебное заведение, которое, меняя периодически названия в зависимости от политической обстановки ( как нам это знакомо, не правда ли), дожило до наших дней. Сегодняшнее название лицея Генриха IV было ему дано в 1873 году. Попасть в этот лицей довольно трудно, нужно иметь очень высокий проходной балл, соответственно светлую голову. Хотя по месту жительства тоже возможно, но снимать или купить только один квадратный метр в округе ну очень дорого. Один из учеников из моего колледжа поступил в лицей Генриха IV, хотя и пригородный мальчик, но он «семи пядей во лбу», потомок Монтгольфьеров между прочим.

Лицей Генриха IV  Lycée Henri IV,  23 rue Clovis 75005 Paris

Лицей Генриха IV
Lycée Henri IV, 23 rue Clovis 75005 Paris

Благодаря своей «политической деятельности» здания не были уничтожены на протяжении всех перепитий XIX века. Удивительное соседство практически всех архитектурных стилей делает этот комплекс особенно ценным. Сохранилась колокольня, так называемая Башня Хлодвига. Фундамент относится к концу X века, нижняя часть башни относится к романскому стилю XI века, а верх к пламенеющей готике XV века. Почему пламенеющей (для тех, кто не знаком с этим термином)? Множество мельчайших деталей на рвущихся в небо стенах и башнях дают ощущение трепещущих языков пламени. Это высшая ступень готического искусства. Колокольня служила первой обсерваторией. На ней установлены часы с набором колоколов работы Галанда.

Другая примечательность этого комплекса – монументальная каменная лестница «лестница пророков». Каменная балюстрада с характерными для готики переплетениями. На этой лестнице стоят статуи четырех пророков, отсюда и название.

Сохранился двор, окруженный сводчатой галереей со скромными квадратными в плане колоннами XII–XIII века. Подвалы тоже относятся к готическому времени.
На этаже можно видеть помещение «рефектория», а проще столовой, в которой монахи ели все вместе. Однонефный зал длиной в 30 и шириной в 9 метров состоит из шести сводов. Замок каждого свода представлен в виде головы ангела. Снаружи, это фасад, что смотрит на Пантеон.

К той же эпохе, что и лестница, принадлежит и молельня, окна которой выходили на сад, теперь это спортивный двор. Потолки конечно сводчатые с замочными камнями со свинцовыми позолоченными ангелочками. Капители пилястр тоже оформлены свинцом.

К барочному времени относится библиотека, пересечение ее галерей перекрыто куполом. Строительство библиотеки было щедро финансировано Луи Орлеанским. В середине XIX века библиотека переехала и зал был переделан в спальни для интернских учащихся.
Другая , уже дубовая лестница, ведет в аппартаменты провизора. Там есть зала «античная и кунст-камера», выполненная в стиле роккоко с большими окнами на средства того же герцога Орлеанского.

В конце XIX — начале XX века к лицею примкнули другие здания выполненные в общем духе всего комплекса.

Вы представляете, в какой эстетической обстановке занимаются «светлые головы». И ведь, зная, как по-варварски относится нынешнее поколение к наследию, неважно какому, удивительно, что весь этот многослойный, многовековой шедевр остается прекрасным.
Кстати – слово шедевр переводится дословно как «голова или венец творения».

Маркиза Мария-Мадлена де Бренвилье

Маркиза Мария-Мадлена де Бренвилье
Marie Madeleine, marquise de Brinvilliers
Много есть звезд, о которых стоит вспомнить, но эта оказалась черной дырой, и имя ее не забыто.

Известнейшая отравительница во время правления Людовика XIV, деяния которой получили широкую огласку. Несмотря на то, что в эту эпоху практиковали публичные казни, и люди привыкли видеть вживую страдания и смерть, (не на экране телевизора, зная что все наиграно и течет краска, а не кровь) ее преступления серьезно потрясли население Парижа.

Ну начнем историю, по порядку, так как она развивалась во времени. У Антуана де Дрё д’ Обре была дочь на выдане. Сам он был не последний человек в государстве – государственный советник, лейтенант Большого Шатле (полиция), человек богатый. Старшая среди пяти детей Мария-Мадлена получила хорошее образование, писала красиво и без ошибок, что было редкостью даже среди дворян, но как оказалось моральные вопросы это образование не затрагивало. Как она сама потом рассказывала, что лишилась девственности в 7 лет и бывало отдавалась своим братьям. Ее приданое составило 200 тысяч ливр, баснословные деньги , неплохо получить такой мешочек, неправда ли? Когда ей было 21 год в 1651 году она вышла замуж за Антуана Гоблена, маркиза де Бренвилье, полковника Нормандской (по другим источникам Овернской, но это не столь важно) армии.

В Париже она жила на улице Карла V, номер 12. Этот дом стоит до сих и является памятником истории и архитектуры. Муж в своем полку, жена взяла себе в любовники некоего Годена де Сант Круа (святого креста, дословно если, что не вяжется с деяниями), эта связь практически не скрывалась. Отец нашей героини попросил посадить Сант Круа в тюрьму, а точнее в Бастилию, как выяснилось «на свою голову» в прямом смысле. В камере тот познакомился с неким итальянцем Екзили, который был специалистом по ядам. Хороший ученик уже с кое-какими навыками в отравлениям , он впитал в себя эту опасную науку и выйдя из тюрьмы был готов применить ее на практике. Маркиза продолжила встречаться с Сант Круа, который жил неподалеку на современной улице Отфёй (Hautefeulle).

Свои черные замыслы завладеть как можно большим количеством денег, любовники вынашивали долго и методично. Как благодетельная барыня, маркиза имела свободный вход в больницу Отель-Дьё. Под видом ухода за больными она пробовала дозы и составы яда на своих пациентах, можно только догадываться, сколько несчастных отправилось на тот свет. В состав ядов входили яд жаб, мышьяк и серная кислота (у алхимиков она называлась зеленым львом). Найдя подходящий вариант, в 1666 году дочка попыталась отравить любимого папочку. Но он оказался более выносливым, чем больные и доходные пациенты госпиталя. Она не остановилась на первой попытке и добилась своего через восемь месяцев.

В 1670 году старший из братьев отправился за отцом, затем через семь месяцев – младший брат, были попытки избавиться от сестры, которая была монашкой в монастыре кармелиток. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что все наследство перекачевывало в карман маркизы. Самое интересное происходило с мужем маркизом. Видя, что подруга вошла во вкус, и в случае ее вдовства она захочет узаконить с ним отношения, а там…, Сант Круа всячески препятствовал отравлению супруга маркизы. Как только она подсовывала тому яд, бдительный любовник в свою очередь умудрялся оставшимися нам неизвестными способами обезвреживать его. Сам он почувствовав, что «запахло паленым» постарался отдалиться от маркизы и спрятал некоторые улики против нее.

В июле 1672 года Сант Круа внезапно и совершенно натурально скончался. Де Бренвилье любыми способами пыталась достать из его дома некую коробку. Это насторожило полицию – в коробке были найдены 34 письма маркизы, проливающие свет на ее хобби, 27 рецептов зелий и их образцы. Маркизе пришлось сбежать в Англию. Кольбер, бывший в то время спикером короля, потребовал ее выдачи, она спряталась в одном из монастырей в Голландии, где один из полицейских умудрился ее выманить. Наверное блудная натура дала о себе знать. Весной 1676 года беглянку привезли в Париж и в июле того же года после месяцев дознания ее судили. Поняв, что это конец, она при первых же пытках сказала, что ни к чему заставлять ее страдать от боли, и все сама рассказала. К ее преступлениям добавились герцогиня де Буйон, племянницы Мазарини, композитор Расин. Хотя, каким образом она хотела завладеть их имуществом? А может это была жажда убивать и ничего материального?

17 июля состоялась казнь. В виду крайнего интереса к этой истории на Гревской площади яблоку негде было упасть. Все население города было на казни, так что все театры закрылись в виду отсутствия публики, да и самим актерам наверно тоже захотелось посмотреть. Маркиза с петлей на шее и факелом в руке «откупила» свои грехи и покаялась на паперти собора, который находится практически рядом через реку. Раскаялась она или нет, кто знает, но многие в ее поведении перед казнью видели святость. В одном из писем мадам Де Севине, которая была свидетельницей казни, подробно описала процедуру. Ей отрубили кулак как паррисидке, затем отрубили голову, тело сожгли, и пепел развеяли по ветру. Де Севине пишет, что теперь Ла Бренвилье в воздухе, мы ей дышим и впитываем горечь отравлений.

Неожиданное продолжение история получила позже при работах на территории Берси. Я не помню, где это вычитала, наверное в томе, посвященном 12 му округу. В XVII веке это местечко не было в черте города, а находилось за стенами, и там богатые имели «дачи», уезжали от городской пыли и суеты. Сейчас это практически центр. Так вот, Де Бренвилье имели в Берси загородный дом. При расчистке квартала в подвалах этого дома были найдены скелеты, вероятно, жертвы, о которых при расследовании не было упомянуто.

Вот так. Небольшая жадность это совсем не плохо, она стимулирует стремление не остаться в грязи, но… Господа, не будем слишком жадными, есть другие способы добиться желаемого. И все мы знаем поговорку про фраера.